Подпишитесь!

Размышления о макроэкономике и спекуляциях

Как банкротятся Греция и ко.


30 мая 2010 г.

Современная экономическая наука настолько глубоко погрязла в любви к своим отвлеченным математическим моделям реальности в иной вселенной, что слишком часто забывает простейшие принципы бухгалтерского учета. А в те редкие моменты, когда эта наука об этих принципах все-таки вспоминает, то она упорно запрягает телегу впереди лошади. В таких случаях все основы бухгалтерского учета уверенно переворачиваются с ног на голову, и бухгалтерский учет вместо отражения существующей реальности якобы начинает эту реальность диктовать. И такой поворот дела не подвергается никаким сомнениям.

Подобная логика и заблуждения настолько сильно въелись в мозги человечества, что даже наиболее разумные из разумных представителей экономической науки крепко застряли в собственной же ловушке. Например, широко читаемый и уважаемый Michael Pettis, который в последние пару недель уделил достаточно много внимания проблемам Греции и еврозоны в ракурсе торговых отношений между США и Китаем (тут, тут и тут). Michael посвятил существенную часть своей карьеры, работая на финансово-рэкетирские фирмы со Стенной улицы, и, видимо, поняв, что финансовый рэкет не 100% совместим с его жизненными ценностями, решил уделить некоторое время и экономической науке, занявшись преподаванием в Китае о китайских финансовых рынках.

В целом, Michael есть достаточно редкий нынче голос разума в какофонии экономического шума псевдо-экспертов, который подавляет обывателя со всех сторон. В частности, относительно ситуации в еврозоне Michael имеет сказать следующее:

… the existence of a common currency in Europe, the euro, is only a little more meaningful than the existence of various currencies under the gold standard, and it was pretty obvious under the gold standard that balance of payments crises could indeed exist (существование общей валюты в Европе, евро, имеет не на много больше значения по сравнению с существованием различных валют при золотом стандарте, и было вполне очевидно, что при золотом стандарте кризисы платежных балансов существуют на самом деле)

So why not also in Europe under the euro? … The strong euro, along with the automatic recycling of Germany’s large trade surplus within Europe, ensured the corresponding trade deficits in the rest of Europe – unless Europeans were willing to enact policies that raised unemployment in order to counter the deficits (Так почему не в Европе при наличии евро? … Сильный евро, вместе с автоматическим использованием большого торгового профицита Германии внутри Европы, гарантировал наличие соответствующих торговых дефицитов в остальной Европе – при условии, что европейцы не желали в целях нейтрализации дефицитов проводить политику, повышающую безработицу)

This couldn’t go on forever, or even for very long (Так не могло продолжаться всегда или даже очень долго)

Все это находится в полном согласии с позицией Скромного мнения, которую оно озвучивало уже неоднократно (например, здесь).

Далее в своей статье Michael утверждает, что политика внутренней девальвации, которая использовалась в подобных условиях во времена золотого стандарта, больше не принесет успеха, потому что электорат уже не тот, что был еще 50 лет назад:

… the democratic enfranchisement of workers made a return to the gold standard impossible because workers, who had traditionally borne most of the burden of gold-standard adjustment through rising unemployment, would no longer passively accept those policies (признание за рабочими демократических прав и свобод делает возврат к золотому стандарту невозможным, потому что рабочие, которые традиционно несли тяжесть адаптации золотого стандарта посредством растущей безработицы, больше не будут пассивно принимать подобную политику)

Кто бы сомневался, что 20%+ безработица в Испании может существовать лишь так долго, как долго будет продолжаться текущий избирательный цикл, а может даже и меньше. И все истерики о юридической невозможности или страшном гневе рынков капитала будут прекращены в течение одного дня в результате народного плебисцита в отдельно взятой стране. И точка.

Но уже в другой своей статье Michael начинает погружаться в пучину глупостей современной экономической теории:

… thanks to the crisis, we are almost certainly going to see a large and rapid adjustment on one side of the internal European imbalance.  This necessarily must have an equally large and equally rapid impact elsewhere.  Why do I expect a large and rapid adjustment?  Because a country cannot run trade deficits if these deficits are not automatically balanced by net capital inflows.  The balance of payments always balances (… благодаря кризису, мы практически однозначно увидим существенную и быструю коррекцию на одной стороне внутренних европейских дисбалансов. Это потребует соответствующей по размерам и скорости коррекции в ином месте. Почему я ожидаю существенную и быструю коррекцию? Потому что страна не может иметь торговые дефициты, которые не балансируются автоматически притоком капитала. Платежный баланс всегда находится в балансе)

И хотя он делает правильные выводы … :

Will southern European countries have trouble attracting capital inflows?  Probably.  In fact, almost certainly.  In that case, they are all going to see sharp contractions in their current account deficits, exactly equal to the contraction in net capital inflows (Будут ли южно-европейские страны испытывать трудности с привлечением капитала? Возможно. На самом деле, практически однозначно. В этом случае все эти страны переживут резкое сокращение дефицита по счету текущих операций, в точности равное сокращению притока капитала)

… причины у этих выводов абсолютно иные чем те, о которых он думает. Квинтэссенция же типичных макроэкономических заблуждений заключается в следующей реплике:

In fact for many Europeans, the “silver lining” of the Greek crisis is that by pushing down the euro, it is making all of Europe, even countries like Germany that already have locked-in structural trade surpluses, more competitive in the international markets (Фактически для большинства европейцев луч надежды греческого кризиса связан с падением обменного курса евро, что делает всю Европу, включая страны типа Германии, которые уже имеют структурные торговые профициты, более конкурентоспособными на международных ранках)

Эх, глупость моя глупость.

Да, платежный баланс страны всегда находится в балансе, но делает он так не потому, что страны каким-то чудом умудряются его балансировать, а потому, что этот факт является результатом применения правил бухгалтерского учета.

Сутью торговых отношений является обмен – обмен денег на товар. Любая торговая операция всегда отражается с двух сторон: со стороны покупателя и со стороны продавца. Деньги покупателя меняются на товар продавца. Добровольно. Бухгалтерский учет этот факт отражает в рамках бухгалтерских балансов продавца и покупателя. Если продавец и покупатель находятся по разные стороны суверенной границы, то этот факт обмена фиксируется также и в платежном балансе страны. Так о каких именно сложностях с привлечением капитала рассказывает нам современная экономическая наука, включая Michael’а?

Правила бухгалтерского учета не накладывают никаких ограничений на способность страны привлекать или не привлекать потоки капитала. Они отражают факт совершаемых торговых операций, пересекающих суверенные границы страны. Нет торговли, нет и экспорта-импорта, но нет и потоков капитала. Процессы экспорта-импорта и потоков капитала всегда (!) происходят одновременно (!). И добровольно, т.е. без трудностей!

Но современная экономическая наука, вспоминая иногда о правилах бухгалтерского учета, стремится поставить телегу впереди лошади, забывая, что не состояние платежного баланса определяет условия торговли, а условия торговли определяют состояние платежного баланса. Платежный баланс страны отражает произошедший факт торговли post factum, а не ограничивает его a priori.

По этому поводу особенно любят перевернуть все с ног на голову рэкетиры из МВФ и ко., которые прозомбировали весь развивающийся мир относительно того, как сильно ему нужны доллары США или иная развитая валюта в зависимости от географического региона.

Во времена золотого стандарта коллекционирование долларов и т.п., возможно, имело в глазах стран-экспортеров смысл: приобретая доллары, они фактически приобретали золото. Если люди ценят золото, то они по определению готовы за него отдать что-либо существенное. Но золотой стандарт закончился в этом мире 40 лет назад, и сегодня деньги ни в одной стране мира ничем не обеспечены. Это означает, что экспортеры меняют результаты труда своего населения на деньги, не имеющие материальной ценности. Это также означает, что ни одна разумная страна, исходя из экономических соображений, не будет экспортировать больше, чем она импортирует, но если она это делает, то имеет на то политические, а не экономические или финансовые причины.

Вопреки навязчивому мнению современной экономической теории, правительству США нет никакого экономического, финансового или даже политического смысла наращивать свой экспорт, потому что современные глупости о мировых торговых дисбалансах являются всего лишь глупостями. Правительству США стоит направить усилия своего населения не на производство дешевых китайских игрушек, а на повышение качества и доступности образования и медицинского обслуживания и уровня жизни в целом. Параллельно этому правительство США должно дать своему населению шанс наслаждаться результатами чужого труда так долго, как долго другие страны будут готовы экспортировать результаты своего труда в США. Кстати, этот вопрос Скромное мнение достаточно подробно уже разбирало ранее.

Тот, кто беспокоится о платежном балансе и потоках капитала, как например Michael Pettis, зря об этом беспокоится.

Во-первых, как было показано выше, платежный баланс бездумно констатирует факт уже свершившихся торговых сделок.

Во-вторых, любые деньги любого суверенного государства (за исключением, конечно, наличных денег) никогда не покидают территорию собственного государства. А поскольку капиталы никогда не покидают территорию суверенного государства, то они никогда и не смогут на нее вернуться. “Источником” притока капитала для суверенного государства является банковская система этого государства (например, все долларовые резервы Китая хранятся в депозитарно-банковской системе США и находятся под присмотром ФРС). А самим притоком капитала является перевод денег с одного банковского счета на другой, причем все происходит в пределах межбанковской расчетной системы суверенного государства, ответственного за валюту расчетов.

В-третьих, даже если кто-нибудь в США технически и одалживает у Китая доллары США, то источником этих долларов, в конечном счете, является правительство США, а не Китая. Также как и источником всех канадских долларов, австралийских долларов и так далее, которые Китай накопил, являются правительства Канады, Австралии и так далее.

Случаи, когда правительству страны или его частному сектору по неким причинам необходима иностранная валюта для осуществления импорта и они не могут произвести импорт за национальную валюту, описываются проблемами фиксированного обменного курса и золотого стандарта. То, что эти проблемы давно известны, открыто признает даже современная экономическая теория. Возможные решения этих проблем также уже давно всем известны.

И последний вопрос на сегодня заключается в том, как при плавающем обменном курсе евро банкротится правительство Греции и ко., а также как, вопреки мнению Michael Pettis’а, падающий обменный курс евро может не сделать страны еврозоны, включая Германию, более конкурентоспособными на международных ранках.

Предположим, в неком суверенном государстве существует только один банк. Тогда все банковские безналичные денежные расчеты происходят в пределах этого банка. В этом государстве данный банк, используя свое монопольное положение в системе расчетов, может выдавать кредиты абсолютно независимо от объема привлеченных депозитов. Более того, ему вообще не нужны депозиты для того, чтобы выдавать кредиты. (Существование наличных денег лишь немного усложняет картину. Но поскольку монопольным источником наличных денег все равно является государство, на конечные выводы существование наличных денег не влияет).

Если же в стране коммерческих банков окажется две штуки и с равными долями на рынке, то половина любого выданного кредита в конечном счете окажется в конкурирующем банке. Это вынудит банк, выдавший кредит, профинансировать тем или иным образом половину объема кредита на рынке, поскольку иначе он не сможет выполнить межбанковские расчеты. Теперь становится очевидно, почему банки так борются за долю на рынке – эта доля (практически) бесплатно финансирует их деятельность!

Данный пример “на пальцах” раскрывает простой бухгалтерский факт того, кредиты создают депозиты, а не наоборот, что Скромное мнение уже не раз обсуждало (например, тут). Также он демонстрирует глупость теории денежного мультипликатора и связанных с ней страхов об избыточных резервах и гиперинфляции. Спите спокойно, граждане! Как минимум по этой причине гиперинфляция никому не грозит.

А теперь можно вернуться и к еврозоне.

В еврозоне все государства являются пользователями евро, а не источником. Но банковская система работает непосредственно в евро, который ни к чему не привязан и курс которого плавает по отношению к остальным валютам.

Межбанковские расчетные операции совершаются с помощью банковских резервов (более подробно этот процесс описан тут).

Экспортно-импортные операции между странами еврозоны совершаются точно таким же образом, но теперь резервы перетекают из одной страны еврозоны в другую. Страны-импортеры (Греция) испытывают постоянный отток банковских евро-резервов в пользу стран-экспортеров (Германия).

Постоянный отток денег вынуждает банки стран-импортеров финансировать намного большую часть своего баланса по сравнению с банками стран-экспортеров. Это приводит к изменению структуры затрат банковских систем в разных странах и вынуждает банки стран-импортеров платить более высокие процентные ставки по привлекаемому финансированию.

Государство Греция является таким же пользователем евро, как и его банки, и поэтому конкурирует с ними на рынке финансирования.

Просуммируем: постоянный отток средств из банковской системы импортирующей страны в другие страны еврозоны неизбежно ведет к кризису ликвидности в банковской системе импортирующей страны. Однако, банки всегда могут занять деньги у Европейского центрального банка по штрафной цене, а правительства не могут. Следовательно кризис ликвидности для правительства импортирующей страны неизбежно заканчивается банкротством. Что и можно сейчас наблюдать за окном в случае с Грецией и ко.

В чем ошибается Michael Pettis, так это в том, что обменный курс евро на что-либо влияет. Все описанные выше процессы происходят без участия внешнего мира. Повышение конкурентоспособности стран еврозоны на международных ранках никоим образом не решит внутренние проблемы еврозоны, потому что источником этих проблем является исключительно еврозона и ее внутренние дисбалансы. Так что либо балансировка торговых потоков между странами еврозоны, либо дефолт одной из них.

На данный момент решили заниматься балансировкой, подрезая желудки в Греции, а не жирок в Германии. Останется ли при этом жив пациент – вопрос открытый. Как именно поведет себя в ответ на это банковская система Германии также пока остается открытым вопросом. Как и то, что будет вынуждено предпринять немецкое правительство по отношению к собственным банкам, когда приток (бесплатных) ресурсов из Греции прекратится, потому что размеры балансов немецких банков лежат в другом измерении по сравнению с греческими.

Так что, падение обменного курса евро может сделать страны Европы более конкурентоспособными, а может и не сделать. Но это не имеет значения, потому что проблема заключается совершенно в иных вещах.

А в добавок ко всему электорат нынче уже не тот, что даже 50 лет назад…

Кто придумал политику?


23 мая 2010 г.

Не зря, видимо, в последнее время, как на грибах, появляются фильмы про зомби и конец света. Это наводит на мысль о божественном знаке сверху. Ведь какая все-таки прагматическая ценность отдельно взятого названия заключается в абстрактных электронных записях в суперзащищенном компьютере по сравнению с реальными жизнями и судьбами миллионов людей и экономического потенциала многих стран? Ценности, естественно, нет никакой, но результатом массового зомбирования населения является абсолютная вера в то, что слово “евро” (евра-вера?) способно исцелять многие болезни и недуги. Надо только молиться и ждать, пока не наступит конец света.

Может способно исцелять, а может и нет, но в плане лечения экономических болезней и недугов евро пока лишь тянет на шарлатанство и даже проказу, а не исцеление. Достаточно посмотреть на зомбированную Прибалтику готовую на все, лишь бы уйти от якобы страшного наследия СССР – уровень безработицы в Латвии приближается к уровням Великой депрессии в США, а Эстония и Литва не сильно отстают:

image

И при всем этом ВВП в регионе продолжает падать, правительство продолжает рапортовать о вторых производных, а все большее количество молодежи предпочитает голосовать ногами, а не на избирательных участках. Если эти страны и успеют ввести у себя евро, то наслаждаться “плодами” будут уже только члены правительств и пенсионеры. Если последние выживут и доживут до того счастливого момента. Впрочем, некоторые страны еврозоны вполне успешно конкурируют со странами Прибалтики в гонке к экономическому и этическому дну.

Слово само по себе не имеет ценности, но действия отдельных личностей придают ему силу. Предполагаемый наследник европейской банковской империи, Аксель Вебер, уже всех утомил своими высоко-парящими желаниями всеобъемлющей власти, но подобная зараза начинает распространяться с ужасающей скоростью. Теперь уже клоуны на периферии, например в Австрии, требуют чужой крови:

Countries that are very lax with budget planning must be able to be rapped on the knuckles (Страны с распущенным бюджетным планированием должны получать строгий выговор)

А политический (серый) цвет Франции пытается серьезно обсуждать опыт Германии относительно конституционного запрета на дефициты бюджета.

И весь этот бред ежедневно сыплется на головы бедного электората, задыхающегося под результатами того, что политики уже успели повесить им на шею. А в это время бюрократы из ЕЦБ имеют наглость требовать себе новый офис во Франкфурте стоимостью почти 1 млрд. евро на месте старого оптового рынка:

Скромное мнение, безусловно, радо такому денежному стимулу немецкой экономики, но вот грекам он нужен намного больше, чем немцам.

Все это навеяло мысли о том, что пора ввести в обиход новое слово – циносадизм, состоящее из двух частей:

  1. цинизм - поведение или личностная позиция, выражающие осознанное или демонстративное пренебрежение к определённым нравственным традициям и этическим ритуалам, как мешающим или избыточным для решения практических задач
  2. садизм – склонность к насилию, получение удовольствия от унижения и мучения других

В совокупности эти слово должно характеризовать политическую и финансово-банковскую бюрократию еврозоны, единственной целью существования которой является пренебрежение этическими и нравственными ценностями и традициями народов Европы, а также насилие и унижение наиболее слабых слоев общества в этих странах, включая детей и подростков. Потому что геноцид нынче в моде, но не по расово-национальному признаку, а по классовому.

Процессы в еврозоне напоминают собой съезды КПСС, где Меркель выступает от имени всех народов, а остальные клоуны дружно хлопают в ладоши и кивают головами:

Будем поворачивать реки на юг? Да! – кричат ей в ответ.

Будем копать отсюда и до обеда? Да! – кричат ей в ответ.

Будем гноить миллионы безработных, а также их детей в нищете и безысходности? Да! – кричат ей в ответ.

Отправим свежих выпускников университетов в ряды отчаявшихся преступников и самоубийц? Да! – кричат ей в ответ.

Да здравствует ЕВРО! Самая умная и добрая валюта в мире! Ура-ура-ура!

Ну а сейчас всех прошу проследовать в фойе. Будем жрать рябчиков.

День твой последний наступит буржуй…

Очевидно, что все это будет теперь продолжаться до тех пор, пока народы не взбунтуются и не повесят вдоль дороги головы своих представителей. И Скромному мнению кажется, что во времена интернета это произойдет намного быстрее, чем кажется современным политикам.

Однако, этот блог не является политической платформой, и Скромное мнение, хотя и имеет политическое мнение, интересуется не политикой, а экономикой. И поэтому данное длинное вступление было только лишь способом выразить негодование по поводу полного поражения демократического процесса во всех развитых странах, а также бессильную злость от дебилизма предлагаемых и серьезно-рассматриваемых экономических решений.

Ну а теперь можно честно вернуться в экономику и макропроцессы в еврозоне.

С начала года евро упал на 15%, а с момент первого спасения Греции – более чем на 10%:

image Евро является очень специфической валютой для всего развитого мира. Баланс операций по текущему счету еврозоны (фактически экспорт-импорт) находится строго около нуля со средним значением за весь период в размере +0.01% ВВП еврозоны, колебавшись от +1.1% ВВП до –1.5% ВВП:

image Это означает, что обменный курс евро не связан с торговыми потоками между еврозоной и остальным миром и больше зависит от балансировки глобальных инвестиционных портфелей. Следовательно, падение евро, произошедшее с начала этого года и особенно в мае, было вызвано переоценкой инвестиционной привлекательности еврозоны и евро, что немедленно нашло отражение в курсе евро относительно иных валют.

С другой стороны, новости о том, что Австрийский монетный двор работает круглосуточно в три смены, исколесили полосы всех финансовых новостных изданий: за две недели с конца апреля монетный двор продал больше золотых монет, чем за весь первый квартал, и это несмотря на рекордный курс золота и падающий евро. Основной источник спроса – Германия.

Грустным курьезом стала новость от Швейцарского национального банка (центрального банка Швейцарии). За апрель месяц он увеличил свои золотовалютные резервы на 28.5 млрд. франков или почти по 1 млрд. в день включая выходные. Запасы евро выросли на 25.6 млрд. франков и составили 64.5% от всех объемов резервов, что на 10 процентных пунктов больше, чем год назад. Крайне занимательным чтением будет статистика за месяц май, в котором гигантские интервенции Швейцарского национального банка на валютном рынке прервали свободное падение евро:

image

По слухам размер интервенций находился в районе 10 млрд. евро, что составляет половину объема интервенций за предыдущий апрель. Поживем-увидим, но как показывает история никогда еще валютные интервенции не приносили постоянного эффекта.

Кстати, единственная причина, по которой Швейцарский национальной банк продолжает показывать хоть какую-то прибыль, является золотая составляющая резервов. Интересно было бы наблюдать за спасением Швейцарского национального банка со стороны швейцарского правительства по причине несовместимых с жизнью потерей на валютном рынке, приведших в негативному уровню капитала центрального банка. Ведь бухгалтерия даже центрального банка требует наличие баланса с указанием собственного капитала, а у суверенного правительства такой баланс отсутствует – оно не живет по принципам бухгалтерского баланса. Вот уж точно пришлось бы тогда монетаристам изобретать новую теорию о том, кто же именно в суверенном государстве является источником собственных денег.

Основной движущей силой курса евро в последние месяцы и особенно недели был страх. Страх перед тем, что европейская политика, опустившись до уровня базарной склоки, способна только бить посуду и драть друг другу волосы. Страх перед тем, что фискальное линчевание собственных экономик на многие годы впереди убьет любую надежду на экономический рост. Страх перед тем, что социальная нестабильность может в один день привести к социальному хаосу. Страх перед тем, что вся система евро развалится, и тогда наступит финансово-экономический хаос. В конце концов, страх перед тем, что целью всего этого маппет-шоу со “спасением” является спасение своих за счет всех остальных.

Если отбросить аргументы социального и политического хаоса и пытаться рассуждать объективно, то в еврозоне сила страха борется силой дефляции. И к сожалению электората в этой истории для него не будет ни белого и ни черного: и то, и другое есть зло.

Страх будет высасывать у экономики жизненные силы. Дефляция же будет вызвана политикой фискальной консолидации, навязываемой всем и всеми странами внутри еврозоны. А также политикой стимулирования экспорта за счет импорта, которая лишит электорат покупательской способности и результатов своего труда. Росту экспорта также будет способствовать и падающий курс евро.

На данный момент страх однозначно перевешивает силы дефляции, которая только начинает зарождаться. Однако в какой-то момент времени падение евро остановится по объективным причинам. Косвенным признаком этого будет развитие торгового баланса еврозоны. Более активным индикатором может быть динамика стоимости природных ресурсов в евро, а также цена золота в евро.

К сожалению допущение о социальной стабильности кажется Скромному мнению слишком натянутым, но в жизни все бывает. Поживем-увидим.

Кстати, у европейского рынка акций есть теперь только одна дорога – вниз.

Слово о деньгах, адаптированное для банкиров


16 мая 2010 г.

Нет, ну кто бы мог подумать?! Несмотря на все ординарные и экстраординарные меры, которые центральные банки применяют по всему свету, каждый божий день преподносит свидетельства бесполезности всех их мер. Такое ощущение, что Япония зря уже 20 лет мучается или мучается на другой планете в другой вселенной. Может все-таки этот кризис приведет к тому, что неолиберализм с его монетаризмом в конце концов пойдет в топку. И будет хоть какая-то польза от переведенной бумаги – разжигание шашлыков. Но к сожалению всего живого на земле эти клоуны продолжают верить и навязывать свои мультипликаторные теории из своих мультипликационных миров и требуют урезать фискальные стимулы. Результат будет один – еще более сильная дефляция.

Последней в списке пострадавших стала Испания. Впервые за последние 25 лет в стране зафиксирована дефляция:

image

Вот так вот прахом идут все надежды хоть на какую-нибудь инфляцию, которая могла бы помочь навязываемой Испании фискальной консолидации. Теперь задача правительства, зависящего от номинального роста ВВП, стала еще сложнее.

А перед этим Банк Англии вышел со своими видами на инфляцию. И что бы вы думали? Их удивлению нет предела! Несмотря на рекордно-низкие процентные ставки в 0.5%, а также форсированно-впрыснутые в банковскую систему 200 млрд. фунтов:

… inflation is somewhat more likely to be below target than above it for much of the forecast period … (уровень инфляции будет, скорее всего, находится ниже, а не выше целевого уровня в течение большей части рассматриваемого периода)

Рассматриваемый период означает до 2013 года включительно, т.е. еще почти 4 года. Последний раз Банк Англии менял процентную ставку в марте прошлого года. Итого 5 лет. Без комментариев. Но надежда умирает последней.

Затем эти эксперты выползают на сцену и начинают высказывать свое глубокое мнение:

It is imperative that our own fiscal problems are dealt with sooner rather than later (с фискальными проблемами надо категорически разбираться и как можно скорее)

Верх демократии! Кучка практически наследственных монетаристов-функционалов указывает законно-избранному правительству, чем оно должно заниматься вместо тех обязанностей, который делегировал ему электорат.

Наглость этих самозваных банкиров-экспертов воистину безгранична. Сначала они выклянчили себе юридическую и операционную независимость от всего, чего только можно, а теперь с умным видом сидят в своих конурах, плодят бессмысленные модели, толк от которых надо ждать пять лет, и требуют добавки к власти!

А ведь еще совсем недавно правительства всех стран спасали их банковские системы от полного коллапса после того, что эти банкиры сами натворили. И фискальные “проблемы” появились именно по причине их творений. Но в отличие от их монетаристских долгосрочных фантазий фискальные стимулы работают здесь и сейчас, что банкиры могут наблюдать ежемесячно на собственном банковском счете.

Скромное мнение уже написало одно “Слово о деньгах”, где в достаточных деталях были рассмотрены принципы современных денег. Однако современные банкиры помимо невежественности, заносчивости и социальной агрессии страдают также и от проблем, связанных с концентрацией внимания на период длиннее, чем доля секунды – именно так часто мигают цифры на их многочисленных мониторах. (Тяжела и неказиста жизнь просто банкира – не зря им платят столько денег!)

Вследствие этих факторов Скромное мнение решило сократить “Слово о деньгах” в три раза до приблизительно тысячи слов и адаптировать с учетом способностей и навыков банкиров. Текст адаптированного слова прилагается ниже.

Бонус. Деньги. Мои деньги.

Вот оно - письмо о бонусе. Лежит передо мной. Греет душу: “На ваш счет такого-то числа будет зачислено Х у.е.”.

Черт! Как достали эти налоги! Чтоб они удавились.

… будет зачислено … Верю ли я обещаниям своего банка?

Вот и выписка с моего счета в банке: банк должен мне Z у.е. Еще одно обещание.

Так все-таки верю я или нет?! И это после всего того, что я о нем знаю?!

Но другие-то не лучше! Уж пусть плохой, но свой. Про него я хоть что-то знаю.

Мои деньги – это расписка банка. Черт, а где же тогда настоящие деньги?!

Кэш – это ведь даже не обещание. Со своего государства я за него вообще ничего получить не могу. Захотело государство – еще выдало денег. Сколько захотело, столько и выдало. Не то что Греция. Вот уж попали греки. Бедняги.

С другой стороны и золото уже давно отменили.

Так чего ж тогда все горбатятся за эти деньги. И я вон год потел, чтобы этот бонус получить, с которого еще и налоги должен заплатить.

… должен … хм, все должны заплатить, однако … найдут ведь рано или поздно …

Может вот она, разгадка! Все должны и всем хочется кушать. Может поэтому все горбатятся за эти деньги?! Как говорится “заплатил налоги и спи сыто спокойно”

Приблизительно таким образом может развиваться мысль банкира с философскими наклонностями.

Итак, современные деньги делятся на банковские расписки и деньги государства. Банковские расписки государство разрешило банкам называть деньгами и это разрешение оформило банковской лицензией.

Теоретически банки могут генерировать расписки до бесконечности – обещать легко. Достаточно взглянуть на наших политиков, которые слишком часто связаны с нашими банками. Банковские обещания будут иметь вес лишь до тех пор, пока к конкретному банку будет существовать доверие. Доверие обеспечивается капиталом банка. Следовательно, банки выдадут так много расписок, сколько по их мнению позволяет им собственный капитал. Мнение может быть у каждого банка свое, но государство устанавливает минимальные требования к капиталу. Государству не хочется разгребать завалы, связанные с банковскими банкротствами.

Банковская расписка говорит о том, что на счете на данное имя лежат деньги на определенную сумму. Владелец денег может захотеть обналичить эту расписку. В этом случае банк должен пойти за наличными к государству.

Государство обычно не желает вмешиваться в действия частного сектора и становиться акционером случайных компаний, продавая собственные деньги. Поэтому государство часто обменивает наличные деньги на обещание банка, подкрепленное залогом, вернуть эти деньги позже и с процентами (репо-операции центрального банка). С другой стороны государство может обменять наличные деньги на обещания самого государства, выдать наличные деньги в будущем (операции центрального банка на открытом рынке с государственными облигациями).

Вместо операций с наличными деньгами владелец денег может потребовать от банка перевести свои деньги другой банковской счет. Если по счастливой случайности этот другой счет находится в этом же банке, то банку всего лишь надо подправить пару ячеек в экселе и дело сделано! Какая разница кому быть должным: Васе или Пете?

Если счет находится в другом банке, то с ним придется как-то рассчитываться. Например, наличными. Но это трудоемко, дорого и опасно – машины инкассации иногда грабят. Хотя раньше так и делали. Но на помощь пришли компьютеры и центральный банк создал межбанковскую платежную систему, в которой банки совершают расчеты друг с другом.

Для центрального банка коммерческие банки являются тем же, чем Вася и Петя являются для коммерческого банка. Каждый коммерческий банк имеет в центральном банке расчетный счет – ячейка в экселе – в которой записано, сколько центральный банк должен данному коммерческому банку. Разница заключается лишь в том, что оперирует центральный банк не с расписками и именами на них, а с государственными деньгами, которые на банковском жаргоне называются “банковскими резервами”. А поскольку центральный банк, как орган государства, есть источник государственных денег, то они у него есть всегда по определению, что делает вопрос доверия неуместным.

Кстати, банковские резервы называются резервами потому, что давным-давно, во времена золотого стандарта, считалось, что банковские резервы повышают стабильность банковской системы, т.к. создают буфер ликвидности в каждом банке. С тех пор много воды утекло, и многие развитые страны уже категорически отказались от обязательных резервов. Тем не менее, апологеты монетаризма до сих пор уверены, что мультипликатор денег вечен на века и существует некий закон, превращающий банковские резервы денежную массу посредством кредитования. Глупости!

Единственной функцией банковских резервов, за исключением исполнения архаичных требований, является проведение межбанковских расчетов. Если какому-то банку в какой-то момент времени не хватает резервов для проведения расчетов, то он их одалживает у других банков, имеющих избыток. И платит за это процентом.

Если банковская система в целом испытывает нехватку резервов, то процент растет, что свидетельствует о росте нестабильности платежной системы. А центральный банк носится с этой стабильностью как с писаной торбой. И правильно делает, потому что еще В.И.Ленин относил банки к стратегически важным объектам, наравне с вокзалами, телеграфом и мостами.

Также центральный банк носится с процентной политикой и устанавливает краткосрочные процентные ставки на том уровне, где захочет. Не то, чтобы процентная политика имела большое значение для экономики, но отклонение процентных ставок от установленных характеризует стабильность платежной системы: недостаток или избыточность резервов. Графически стабильность выглядела в США следующим образом, и красные скачки вверх относительно зеленой линий указывают на дисфункцию:

image_thumb Ох, та осень 2008… Как хорошо мы ее помним… чьим-то бонусам пришел капец…

Когда процентная ставка на резервы поднимается выше целевой, то центральный банк впрыскивает дополнительные резервы, а в противном случае изымает. Делает он это с помощью покупки/продажи каких-нибудь финансовых активов и в первую очередь государственных облигаций. Это называется “проведение операций на открытом рынке”. Именно здесь заканчивается истерика о монетизации государственного долга – центральные банки это делают с тех пор, как начали проводить процентную политику.

Нулевая процентная ставка избавляет центральный банк от необходимости изымать избыточные резервы. Но именно здесь заканчивается истерика о приближающей гиперинфляции – коммерческие банки кредитуют с помощью долговых расписок, а не банковских резервов. А недостающие резервы центральный банк всегда добавит, потому что он зависит от желаний коммерческих банков одалживать избыточные резервы за процент.

Последняя переменной в этом уравнении принадлежит министерству финансов. Как часть государства оно является таким же источником денег, как и центральный банк. Деньги, потраченные министерством финансов сверх изъятых налогов, оседают в банковской системе. Если это приводит к избытку банковских резервов, то процентные ставки упадут, что заставит центральный банк вмешаться, изъять избыток и привести процентные ставки в соответствие с установленным уровнем. И делает он это вынужденно.

А министерство финансов выпускает облигации по собственной воле.

Или политическому желанию. Например, в отдельно взятой стране РФ пункт 1 статьи 20 федерального закона от 02 декабря 2009 года № 308-ФЗ "О федеральном бюджете на 2010 год и на плановый период 2011 и 2012 годов" устанавливает источники финансирования дефицита федерального бюджета. Другие страны имеют подобные юридические казусы.

А нет закона – нет и необходимости. Юридический факт, не так ли?

Тогда вся проблема ложится на плечи центрального банка, которому придется что-нибудь придумать. Например, избавиться от процентной политики, и тогда процентные ставки будут равны нулю. Или самому выпускать облигации. Или самому платить проценты по избыточным резервам.

Вот и все! Никаких теорий! Простое описание реальности для суверенной страны на этой планете в этой вселенной.

К сожалению, монетаристы так и не поняли, что золотой стандарт закончился 40 лет назад, и продолжают сравнивать США с Грецией. С другой стороны, это дает простой способ фильтрации информационного шума: как только “эксперт” начинает нести подобную ахинею, значит наступило время переключать на другой канал.

Хотя с центральными банкирами не все так просто. Уж эти точно должны знать, каким именно образом функционируют современная денежная система. И либо они нагло врут, продвигая собственные корыстные интересы, либо являются абсолютно профнепригодными.

Капитальные рынки


9 мая 2010 г.

Это даже не религия, а язычество. У этого бога нет лица и нет личности. Он безжалостен, но по преданиям он может исцелять. Он может легко сравнять с грязью миллионы людей, но этим людям говорят, что он справедлив. Он требует жертвоприношений. Если за окном все хорошо, то жертвоприношения могут быть скромными. Однако когда у него портится настроение, и за окном начинает бушевать ураган, то требуемые жертвоприношения начинают ужасать. Имя его – Рынок Капитала. С ним нельзя спорить. Его надо слушаться и подчиняться.

Ну не смех ли это? Какой-то аморфный рынок каких-то абстрактных капиталов держит весь суверенный мир в упряжке и еще погоняет: повернули сюда и побежали, а теперь развернулись и побежали назад. И все вокруг машут головами, что так и должно быть.

Человеческая цивилизация осознанно насчитывает как минимум тысяч 5-7 лет, хотя школьные учебники биологии, всплывающие в далекой памяти, всплывают вместе с цифрой в 30 тысяч лет. Тогда, согласно Дарвину, начиналось все с палок и бананов на деревьях, и на данный момент закончилось ближним космосом. И как-то странно сегодня осознавать, что человеческая цивилизация умудрилась пройти весь этот путь без настырного участия или опеки со стороны рынков капитала. Изобрела колесо, письменность, открыла Америку, научилась летать, создала компьютер, свозила человека на Луну и придумала интернет и многое иное до того, как все человечество поголовно узнало, что есть индекс акций или рейтинговое агентство.

Как много все-таки изменилось за каких-то 30-40 лет. Раньше банкиры были скучнейшими бухгалтерами, которые выдавали простые и понятные кредиты тем, кто мог их вернуть. Сегодня же эти рынки капитала занимаются глобальным шантажом всех и всего, что некоторые называют “божественной работой”.

Скромное мнение уже устало слушать о том, что Греция не может выйти из еврозоны и объявить дефолт, потому что тогда им будет еще хуже, потому что рынки капитала обидятся, отвернуться совсем и оставят ее одну под дождем умирать от голода и холода. Предполагается, что в этом месте эмоции должны заглушить голос разума и подавить всякие сомнения – типичный подход устрашения, применяемый апологетами и рупорами неолиберализма.

Интересно, что этими самыми аргументами 10 лет назад МВФ и банда пытали Аргентину перед тем, как та объявила дефолт. События того времени оставили в аргентинской психологии настолько сильный след, что не далее как две недели тому назад аргентинцы послали МВФ страстный привет и пожелали им держаться подальше от Аргентины со своими нравоучениями.

Сейчас прошло уже достаточно много времени, чтобы история могла сама расставить все точки над “i” и показать, кто был прав, а кто нет. И эта история говорит о том, что прямые иностранные инвестиции в Аргентину до и после дефолта 2001 года мало чем (в среднем по отношению к ВВП) отличаются друг от друга (красная линия показывает средний уровень с момента привязки песо к доллару и до начала финансового кризиса, а зеленая линия показывает средний уровень с момента дефолта и до начала текущего глобального кризиса):

image

Определенный спад, безусловно, присутствовал, но память у страшных рынков капитала оказалась очень короткой. Как только реальная экономика начала расти невиданными до того момента темпами, то очередь из просящихся посланников от рынков капитала сразу выстроилась у границ Аргентины (на графике показана динамика ВВП Аргентины; зеленая линия указывает на нулевой рост):

image Оказалось, что рынки капитала интересуются не тем, что было, а тем, что будет, и когда экономика растет, то перспективы будущего становятся более радужными, что как магнит начинает притягивать их капиталы даже без назойливого участия со стороны МВФ.

К сожалению Греции, уже сейчас можно предположить, какой именно интерес для рынков капитала может представлять эта страна в ближайшем будущем при планируемых фискальных мерах по консолидации бюджета, исходя из их потенциального влияния на перспективы развития греческой экономики. Однако, рупоры рынков капитала (а, например, банки тянут на очень громкий рупор) этот простейший вывод предпочитают игнорировать, потому что рынкам капитала надо здесь, сейчас и побольше, а желательно все.

Ни одно суверенное государство совершенно не должно беспокоится о наличии довольных и сытых рынков капитала. Более того, оно не должно беспокоится о наличии этих рынков в принципе. Их необходимость не есть универсальный закон вселенной, и, например, СССР поднимался с колен после Второй мировой войны, не имея рынков капитала внутри страны и не имея доступа к ним снаружи. И поднялись. И Китай за 20 лет из никого стал глобальной супер-державой, также не сильно интересуясь мнением неких аморфных рынков. И уж кто-кто, а Греция тоже прекрасно знает, что именно требуется для того, чтобы стать сильным государством, и наличие рынков капитала в список требуемых атрибутов не входят.

Любимым аргументом рупоров рынков капитала является предполагаемый рост стоимости заимствований в том случае, если правительство будет вести себя плохо, т.е., например, если Греция выйдет из еврозоны, введет драхму и объявит дефолт. Известная линия насаждения страха.

Во-первых, у государства, выпускающего собственную валюту, в принципе нет необходимости одалживать у кого-то собственные деньги, которые это государство должно выпустить до того, как сможет их одолжить. Любые транзакции государства с частным сектором приводят к созданию или уничтожению этих денег. Мнение о том, что государство может создать некий фонд развития будущего или “на черный день”, куда будут откладываться профициты бюджетов, является полным идиотизмом (если же такой фонд создается в иностранной валюте или иных активах, тогда по определению профициты не существуют, потому что создание фонда предусматривает проведение расходов).

Во-вторых, в функции любого государства обычно входят такие услуги как безопасность, медицинское обслуживание, образование, развитие инфраструктуры и т.п. Суверенное государство всегда сможет приобрести данные услуги у собственного национального частного сектора. Более того, именно у него, и у никого иного, государство эти услуги и приобретает. И ни одно суверенное государство в мире не платит за эти услуги иностранной валютой.

В-третьих, центральный банк суверенного государства декларативно устанавливает процентные ставки в собственной валюте на том уровне, на котором пожелает. То есть, если государство захочет повысить процентные ставки, то оно их повысит, а захочет понизить – понизит. И мнение рынков капитала в этом решении имеет важность абсолютного нуля.

В-четвертых, если в данной суверенной стране нет собственной нефти или еще чего-нибудь такого, для чего может понадобиться иностранная валюта, то эти вопросы являются уделом частного сектора и плавающего обменного курса. Идея и принципы торговли возникли на этой планете задолго до текущего мирового устройства, и если для рупоров необходимость или преимущества торговли являются откровением, то Скромное мнение здесь вынуждено спасовать.

И наконец, в-пятых, если результатом спроса на нефть или еще чего-нибудь такого станет внутренняя инфляция, то современная экономическая мысль любого калибра и пошиба не имеет разумных рецептов борьбы с внешними ценовыми шоками. Эта проблема на данной стадии развития принадлежит той же категории, что и борьба с пятнами на солнце – можно пытаться минимизировать эффекты, но поделать с ними ничего нельзя.

Поэтому Скромное мнение абсолютно уверено, что Греция не сгинет на задворках мировой экономики, если проведет дефолт и введет драхму. Более того, данное действие позволит правительству, наконец-то, начать заниматься собственной экономикой и перестать танцевать со всякими рупорами рынков капиталов. Потому что главная задача греческого правительства в последние полгода заключалась в использовании функции Goal Seek из Excel (данная функция позволяет получить необходимые входные переменные при заданном требуемом результате), составлении презентаций Powerpoint, презентации их рупорам от рынков капитала с последующим потоком жалобных молитв о выдаче кредита.

Скромное мнение также абсолютно уверено, что не прошло бы и пары месяцев, как куча облезлых от загара немцев уже сидела бы на греческих пляжах, попивала бы узо и радовалась довольной жизни. А потом и хваленые рынки капитала подтянулись бы. Или даже не до этого.

В параллельных новостях у отдельных масс-медиа, активно пропагандирующих различные вселенские заговоры, появилась идея о том, что хаос на любимых рынках капитала в конце прошедшей неделе был спланирован еще в начале года, когда денежные фонды обязали треть своих денег держать в облигациях правительства США. Это постановление вступило в силу в прошедшую среду, что и вызвало падение всех рынков в четверг.

Ну не смех ли это? Но отдельные рупоры эту мысль тиражировали вполне серьезно, рассчитывая на такую же серьезную аудиторию. Их мысль заключается в том, что якобы правительство США испытывает острую нехватку денег, что вынуждает его идти на отчаянные меры, заставляя денежные фонды покупать облигации правительства, и тем самым финансируя дефициты бюджетов. Как всегда приводятся разные графики, которые должны подкрепить значение этой глупости.

В былые времена денежные фонды были адекватной заменой банковским депозитам. Эти фонды принимали “вклады” от инвесторов, которые они затем вкладывали в самые надежные ценные бумаги, что обеспечивало инвесторам минимальный риск при разумной доходности, очень часто превышающей доходность банковских депозитов.

Счастье денежных фондов закончилось в сентябре 2008 года, когда один из них потерял деньги на надежных бумагах Lehman Brothers, что вынудило правительство США вмешаться и гарантировать вкладчикам в денежные фонды их вклады. Впоследствии, когда процентные ставки в США опустились до нуля, весь бизнес денежных фондов ушел в никуда, что и отразилось на размерах данного класса активов – минус 27% с пика в декабре 2009 года:

image И дальше следует мысль, поскольку денежные фонды на одну треть лишили свободы и права выбора объекта инвестиций, то им и широким рынкам капитала это не нравится, и они устроили глобальные хаос, чтобы показать, кто в доме хозяин.

(В данный момент Скромное мнение думает, зачем оно даже начало этот идиотизм обсуждать. Однако, сказав А, надо говорить и Б. А в будущем стоит быть более придирчивым в выборе объекта размышлений.)

Во-первых, еще не так давно правительство США гарантировало все деньги в денежных фондах, что как минимум дает ему право требовать что-то взамен, потому что только правительство США устанавливает правила игры для всех и всего на территории США. Рынки капитала очень любят игнорировать этот факт, когда дело касается спасения банков, изменения правил бухучета, борьбы с терроризмом, войны в Ираке и т.д. Однако, их позиция волшебным образом меняется, если речь заходит о регулировании, здравоохранении, экологии и т.п.

Во-вторых, если кто не готов хранить свои деньги в регулируемых денежных фондах, то у него всегда есть выбор. К сожалению, гарантированная сумма депозита в банка составляет на данный момент только 250 тысяч долларов, что для многих любителей рынков капитала является явно недостаточным. Если же этим любителям все-таки не нравится риск, то единственным иным местом в этой вселенной остаются облигации правительства США. Но выбор – дело добровольное. И поэтому, когда Китай покупает облигации правительства США, он делает это не потому, что ему хочется сделать одолжение или пошантажировать правительство США в будущем, а потому, что у Китая нет большого выбора в том, где и как без риска хранить свои доллары, которые он получает за экспорт в США.

И в конце концов, количество взимаемых правительством США налогов не имеет никакого отношения к его способности проводить расходы. Государство США является единственным в этой вселенной источником долларов США, которые ничем не обеспечены, что означает, что создание 1 доллара ничем не отличается от создания 1 млн долларов. И хотя этот факт абсолютно никем не оспаривается, следующий логичный вывод становится бесконечно-широкой интеллектуальной пропастью. Правительству США не нужны ваши доллары, чтобы проводить свои расходы.

Когда правительство проводит расходы, то потраченные доллары появляются в экономике. Абсолютно большая их часть оседает в банковской системе и имеет вид записей (безналичных денег) в компьютерах ФРС. Эта часть слишком часто ищет безрисковое пристанище, коим являются только облигации правительства США, которые это правительство очень удобно продает нашим рынкам капитала. Если оно не будет продавать облигации, то эти деньги так и будут лежать на банковских счетах в компьютерах ФРС, что рано или поздно приведет к тому, процентные ставки на межбанковском рынке упадут до нуля. Если центральный банк проводит отличную от нуля процентную политику, то он вынужден будет вмешаться и изъять излишек денег каким-либо образом. Например, посредством продажи государственных облигаций. И здесь круг замыкается: правительство тратит деньги так, как оно (или электорат) хочет, а центральный банк излишек денег потом связывает.

Крикуны, кричащие на всех углах о неизбежной монетизации государственного долга, не понимают элементарных принципов функционирования межбанковского рынка. Центральный банк в своих операциях покупки и продажи государственных облигаций полностью зависит от желаний коммерческих банков избавиться или держать банковские резервы на своих счетах в ФРС.

Правительство, выпускающее собственную валюту, всегда будет иметь спрос на собственные облигации, и особенно, если базовая процентная ставка центрального банка отличается от нуля. Если же базовая процентная ставка равна нулю, что имеет место быть сейчас, то ФРС нет смысла вытягивать избыточные деньги с межбанковского рынка:

image

Дефициты бюджетов, попадая в банковскую систему, сами ищут место, куда бы им попасть. Если экономика продолжает судорожно сокращаться, то это означает недостаток перспективных проектов, предлагающих разумное отношение прибыльности и риска. В таком случае дефициты (созданные новые деньги) будут искать безрисковое место, коим в необходимом объеме являются только государственные облигации собственного правительства.

Если же дефициты пойдут в реальную экономику, увеличивая экономическую активность, то через влияние автоматических стабилизаторов, встроенных в любую фискальную политику, бюджеты будут тратить меньше денег на социальные трансферты и взимать больше налогов, что сразу же приведет к сокращению дефицита бюджета.

Так кто кому в итоге нужен: государству рынки капитала или рынкам капитала государство?

И это не говоря о том, что источником ресурсов на их рынках капиталов являются расходы наших суверенных государств. Все остальное – это перекладывание этих ресурсов из левого кармана в правый с небольшой поправкой в пользу рынков капитала. Прямо как в старом анекдоте: купил за 100 рублей, продал за 200 и вот на эти 2% и живу.

Жилец или не жилец?


2 мая 2010 г.

Теме евро Скромное мнение уделило уже достаточно внимания с разных сторон (например, тут, тут и тут). К великому сожалению и разочарованию последние события в еврозоне превзошли своим идиотизмом самые пессимистичные ожидания, которые у Скромного мнения и без этого были вполне пессимистичными.

О том, что наличие интеллекта не является профессиональным качеством политиков, всем наглядно продемонстрировал еще Д. Буш-младший, но то, что сейчас вытворяет политический бомонд еврозоны, может дать фору даже ему. Скромное мнение теряется в догадках о причинах такого поведения и отчаянно пытается найти объяснение в весеннем авитаминозе и обострении гормонального баланса. В такие сезонные периоды всегда резко проявляется психологическая неустойчивость, спонтанно-рефлексивные позывы, а также тянет на лужок к цветочкам и играм типа “любит-не любит-и так далее”. Только в современной вариации это звучит “дадим-не дадим-и так далее”.

Вот и Германия то дает Греции деньги, то не дает, то опять дает, а потом опять не дает. А потом ей (Германии) уже надо, чтобы ее еще немного поупрашивали, снарядив делегацию вэдээлов (высших должностных лиц) от МВФ и ЕЦБ. Все это выглядит как очень соблазняющее кокетство за тем лишь исключением, что это не весенняя игра на лужайке с ромашками, а вопрос, где от того или иного решения категорически зависит будущее существенной части развитого мира, а вместе с ним и направление экономического развития всего остального мира.

И поскольку “страна должна знать своих героев”, то вот они – герои третьего тысячелетия, записывающие свои имена в книгу мировой истории. Ничего разумного или человеческого не вышло из этих голов на протяжении всего (якобы) греческого кризиса:

Однако проблема героев заключается даже не в патологическом отсутствии интеллекта, т.к. как минимум некоторые из этих голов наполнены вполне адекватным содержанием. Кроме того, быть дураком не есть вселенский грех, и можно быть уважаемым человеком и не будучи гением. Их проблема состоит в бесстыдном разжигании националистической войны вражды там, где предполагалось существование взаимопомощи. И бесконечная ирония заключается в том, что кому как не Германии знать, чем такие вещи могут закончиться.

Хотя дело не только в Германии. Греческая “элита” получила то, к чему так стремилась – публичное унижение при продаже представлении интересов собственного народа. Скромное мнение просто диву дается тому, до какого уровня деградировали современные политики. Эти люди посвятили свои жизни вопросам политического торга, но так и не выяснили, что демонстрация малейшей слабости в переговорах приводит к полному уничтожению противником.

Ведь скажи греческое правительство в самом начале, что они не готовы издеваться над собственным народом, перед котором несут ответственность, и поэтому объявляют дефолт и вводят драхму. Потому что правительство не желает тратить силы и время на бесполезное перетягивание каната с немцами, в то время как экономика требует самого пристального внимания и ухаживания. А если у кого-нибудь в Брюсселе или Франкфурте возникнут по этому поводу вопросы, то в государственном университете Греции в Афинах скоро произойдет очередной выпуск студентов с юридического факультета по специальности “европейское право”, и правительство Греции готово направить их в Брюссель и Франкфурт на летнюю практику до тех пор, пока эти ребята не сориентируются в изменившейся международной ситуации и не найдут себе более перспективное занятие.

Почему-то Скромному мнению кажется, что при таком развитии событий, глава правительства Греции большими буквами добавил бы свое имя к длинной и славной греческой истории. Также Скромному мнению было бы очень интересно наблюдать, как запрыгало бы на сковородке гордая немецкая политическая элита в преддверии приближающихся выборов в парламент. Ну и кто кого, в конечном счете, уговаривал бы.

Возвращаясь же в воды экономические, то панику на рынке удалось сбить только после того, как МВФ практически изъявил намерения обеспечить финансовые потребности Греции в течение трех лет, что соответствует приблизительно сумме от 100 млрд. евро, и поехал в Берлин вместе с ЕЦБ окучивать немецкий парламент на оказание хоть какой-нибудь (моральной) поддержки. На этом фоне процентные ставки по греческим облигациям в самом критическом периоде (2 года) упали с почти 16% во вторник до 12.5% на закрытии в пятницу – не густо, но все-таки (оранжевая кривая описывает ситуацию месяц назад):

image И хотя никаких конкретных решений еще принято не было, у всех вдруг опять затеплилась надежда, что немецкое правительство вновь перейдет в состояние “дадим”, и поэтому ситуация (в Греции и евро) будет спасена. Однако вопрос о том, жилец евро на этом свете или не жилец, продолжает оставаться актуальным.

Кому как, но для Скромного мнения последние события стали последним еще одним гвоздем в гроб евро. Теперь осталось забить осиновый кол и устроить пышные проводы (что, возможно, не заставит себя долго ждать) и перестать мучиться вопросами о будущем евро. Потому что этого будущего с вероятностью в 99.9% уже не существует. Спортивный интерес сейчас представляет лишь вопрос о том, кто выйдет первым из зоны евро: Греция или Германия. И судя по настроениям это будет Германия. Скромное мнение честно отдает 0.1% на чудо, возможные варианты которого будут рассмотрены ниже.

Сам факт привлечения МВФ огромной красной лампочкой мигает о том, что евро не состоялся как самостоятельная валюта. И хотя это, безусловно, на несколько дней-недель-а-если-повезет-и-месяцев охладит пылы паникеров, выигранное время, скорее всего, будет попросту растрачено впустую. Потому что первое, что МВФ требует при выделении финансирования – это девальвация и ужесточение монетарной политики. Удачи желает им Скромное мнение в случае с Грецией.

Если же еврозона все-таки сподобится на самостоятельное решение внутренней проблемы и выдаст Греции необходимые ей деньги, то этот путь будет равносилен приведению всех стран евро к общему знаменателю (чему Германия, видимо, и сопротивляется). Источником этих денег будут такие же инвалидные страны как Греция, сдавшие собственный монетарный суверенитет и ограничившие свои фискальные возможности точно таким же образом, как это сделала Греции. Следовательно самая фискально слабая страна будет определять фискальную позицию всех стран еврозоны.

Зона евро есть зона псевдо золотого стандарта, где курс евро является плавающим по отношению к внешним валютам, но внутри зоны евро курсы национальных валют зафиксированы друг к другу. Многие пиксели уже были потрачены на конкурентоспособность Германии по отношению к другим странам еврозоны (в том числе и Скромным мнением), но фундаментально фиксация обменного курса является устойчивой только при наличии устойчиво неотрицательного торгового баланса.

Однако растущая экономика предполагает рост уровня жизни, что обычно сопровождается ростом импорта, который растет по причине ожиданий роста доходности инвестиций вследствие растущей экономики. Замкнутый круг! И именно по этой причине весь развитый мир уже почти как 40 лет назад отказался от золотого стандарта (за исключением МВФ, который до сих пор продолжает навязывать фиксированные обменные курсы).

Напряжение системы евро можно было бы существенно ослабить, если запретить или серьезно ограничить торговые дисбалансы внутри еврозоны, т.е. обязать все страны иметь по отношению друг к другу нейтральные торговые потоки. И хотя это позволит не увеличивать существующие дисбалансы между странами внутри еврозоны, это также означает, что экономический рост еврозоны в целом будет приведен к иному общему знаменателю – самой слабой экономике в еврозоне. Как долго протянет такая юридическая конструкция? Пару электоральных циклов. И начать можно будет с Германии, которая больше половины своего экспорта отправляет в другие страны еврозоны (а на пресловутый Китай приходится менее 5%).

И опять же остается нерешенным вопрос с внешними дисбалансами, поскольку несмотря на то, что курс евро является плавающим, факторы, влияющие на него, выходят далеко за пределы экономик индивидуальных стран. Тем не менее, внешние дисбалансы хотя бы теоретически могут выравниваться через изменение курса евро, то переводит эту проблему в ранг второстепенных.

Самым разумным решением проблем еврозоны является форсирование дальнейшей интеграции и создание министерства финансов. В этом случае еврозона станет полноправной федерацией, в которой министерство финансов станет органом, использующим общую валюту в целях проведения фискальной политики. Цели этой политики, как и в любой суверенной стране, могут быть направлены на стимулирование отстающих регионов и выравнивание внутренних дисбалансов через регулирование налоговой системы и трансферты.

Некоторые из возможных решений проблем евро Скромное мнение уже упоминало здесь. Однако в целях решения сиюминутных проблем Греции нет необходимости упрашивать Германию, а достаточно изменить собственное налоговое законодательство и сделать возможным уплату налогов с помощью государственных облигаций по номиналу с учетом процентов. Такое решение зависит только от правительства Греции, т.к. фискальная политика в еврозоне до сих пор является прерогативой индивидуальных государств, и позволит выпустить пар с рынков.

Поскольку ничего похожего на реальные решения в данный момент не “лежит на столе”, что пациент скорее мертв, чем жив. И ничего его не сможет реанимировать за исключением чуда. К сожалению, у этого чуда есть огромный риск, который пока наивно отбрасывается бюрократами в Брюсселе, Франкфурте и Берлине – политическая ситуация в Греции. И как только ситуация начнет выходить из под контроля, через прогрессирующие уличные беспорядки или массовое изъятие населением денег из банков, то ситуация начнет развиваться форсировано, и будущее евро станет определенным на 100%, а не 99.9%. А пока же политическая элита еврозоны продолжает считать 0.1% в качестве основного варианта развития событий. Но тут главное ночь переждать, да день продержаться, а там уже и новые выборы.

зы. Пока суть да дело вышла новость о том, что Греция согласилась на условия МВФ и ЕС в обмен на финансовую поддержку в размере более 100 млрд. евро. Глупости все это. Ждите развития политического риска в Греции или распространения ситуации на другую страну.