Подпишитесь!

Размышления о макроэкономике и спекуляциях

Покупатели для продавцов


12 февраля 2012 г.

О том, что есть Facebook, и чем он занимается, в современном мире интернета не нужно никому объяснять. Facebook стал информационным культом современности, о котором снимаются фильмы ещё при жизни создателей.

Кто-то скажет, что взрывообразная популярность Facebook вылилась для человечества в гигадни, а может уже и гигагоды бесполезно потраченного времени, особенно детского, в миллионы ослепших глаз и сгорбленных позвоночников, особенно детских, а также в продолжающуюся работу капитала по форсированной дебилизации организации населения на потребление по подобию культового фильма Матрица. Массовое производства требует массовое потребление. «ИМ» нужны тела. Чем больше тел, тем лучше «они» себя чувствуют. Чем меньше умных вопросов тела задают, тем меньше нужно беспокоится об устройстве внутреннего мира тел, и тем меньше дополнительных ненужных расходов у «них».

Другие скажут, что Facebook — это революция человеческого коллективного сознания, которая дала почувствовать, как может выглядеть общество будущего. И также то, что интернетное фейскубовское и блогерское будущее может дать демократии второе дыхание. И может даже создать настоящую демократию, где каждый будет иметь настоящее право голоса и право на референдум.

Facebook интересует СМ не очень сильно. И относительно Facebook СМ склоняется к варианту о нашей бездумной реальности потребительско-долгового капитализма, а не рассказам о возможном будущем. За это будущее ещё придется побороться. И в том числе, возможно, борясь против технологий Facebook, а не с их помощью.

Впрочем, Facebook — это не тема на сегодня. Это повод для темы.

Компания Facebook решила провести публичное размещение акций объемом в 5 млрд долларов. Будущее размещение акций вызвало самый большой интерес после размещения акций Google в 2004 году. По мнению газеты Financial Times это действо вызывает также и много вопросов.

Согласно предоставленным документам, которые Financial Times прочитала, компания Facebook свои потребности в дополнительном финансировании в самом ближайшем будущем оценивает в … нуль долларов нуль центов. Вырученные при размещении акций деньги компания планирует «вложить» в облигации Правительства США и другие подобные инструменты.

С другой стороны, г-н Цукерберг, основатель компании Facebook и ее руководитель, совсем не собирается делиться браздами правления с новыми акционерами. Он будет и дальше иметь абсолютный контроль над любыми решениями вплоть до … передачи этого контроля по «наследству» любому указанному им лицу.

Учебники финансов заставляют принять на веру, что рынок ценных бумаг сближает компании с потенциальными инвесторами, и что последние готовы вложить в перспективные компании деньги в целях их развития. Дальнейшая купля-продажа выпущенных акций является вторичной функцией рынка, лишь поддерживающей первичную функцию и этим оправдывающей свое существование.

Поскольку инвестиции — это хорошо, то рынок ценных бумаг — это хорошо, и поэтому его надо всячески дерегулировать развивать и этому развитию способствовать. Ведь чем меньше препонов, тем легче инвесторам найти свои идеальные компании. Вот только мотивация компании Facebook не вписывается в эти каноны.

Но не в первый раз то, что рассказывают учебники финансов, сильно отличается от реальности мира.

Да, в истории, безусловно, были, есть и будут случаи, когда компании и инвесторы «влюбляются» друг в друга. Но исключения из правил лишь подтверждают сами правила. В последний раз такими исключениями прославился интернет-бум конца 90-х годов. Но 90-е закончились большим пшиком, и в дело вступили правила из 80-х. К ним СМ ещё вернется ниже.

Рынок ценных бумаг и биржи существуют и были созданы не для того, чтобы сводить вместе инвесторов и инвестиции. Финансовая проблема, которую этот рынок решает, состоит не в том, чтобы определить экономически наиболее оптимальный способ распределения финансовых ограниченных ресурсов между предлагаемыми инвестиционными проектами. Потому что сама идея о том, что финансовые ресурсы в мире кредитных денег каким-либо образом ограничены, абсурдна. А уж в современном мире переизбытка «сбережений» проблема явно заключается не в недостатке желающих вложить деньги в новые проекты. Совсем наоборот.

Рынок ценных бумаг и биржи были созданы, чтобы обеспечить капитал ликвидностью.

Капитал не заинтересован в социальном общении людей в интернете, поиске ответов на запросы пользователей, или даже в производстве автомобилей. Капитал заинтересован в зарабатывании денег. В том, что Карл Маркс давным давно описал как M-C-M'. Деньги, превращаются в товар, который затем опять превращается в деньги, но уже большие. Вот для этих целей и был создан рынок ценных бумаг и биржи.

Акционерные компании существовали не всегда. Давным давно любой бизнес был небольшим семейным предприятием, где работники, инвесторы и менеджмент выступали в лице одной семьи. Время шло, капитализм развивался, глобализация расширялась, и семейные бизнесы разрастались.

В какой-то момент времени наследникам семейных бизнес-империй становилось неинтересно заниматься столь скучными вопросами, как надои молока, выделка коровьих шкур или выращивание кукурузы. Ведь давным-давно тоже были свои Facebook'и, свой интернет и своя Paris Hilton. И это было куда интереснее копания в грязи.

Но время рынка ценных бумаг и бирж ещё не наступило. Компании были слишком маленькими, а информационные затраты на создание некого подобия рынка — слишком большими. То было время слияний и поглощений, т.е. укрупнения бизнеса. Но все же укрупнения в целях самого бизнеса и под эгидой сокращения конкуренции и увеличения маржи.

Тем не менее, идея о том, что капитал и бизнес могут существовать независимо друг от друга, засела занозой в умах капиталистов и бизнесменов. И остальное было лишь вопросом времени и техники.

Пока время шло, путем слияний, поглощений и реорганизаций формировались индустриально-банковско-финансовые коргломераты с огромной и сложной сетью кросс-владений. Именно на основе этой системы экономических отношений строилась индустриальная экономика в континентальной Европе и Японии.

В такой системе круг участников сильно ограничен. Сами участники принадлежали одному социальному классу, в который попасть было практически невозможно, но из которого могли исключить. Деловая этика не позволяла откровенно наживаться друг на друге, несмотря на конкуренцию. Эти люди занимались честным бизнесом.

Но деньги обычно побеждают. Победили они и на этот раз.

Не нарушая внутреннюю этику капиталистов старой закалки, невозможно было избавиться от экономических активов. Ведь с точки зрения макроэкономики экономические активы не могут быть ликвидны. В любой момент времени кто-то должен ими владеть.

Единственным способом разрешить внутренние этические противоречия капиталистов, было расширить круг владельцев. И добавить в него «чайников». Которых не жалко. Которых и добавили. Благо на рубеже 70-80-х годов информационные затраты стали вполне приемлемыми. Для чайников.

Успех этой «кампании» целиком зависел от масштабов новосозданного спроса на «инвестиции». Но чтобы ни у кого не возникли мысли о возможной «МММ»-ной природе совершаемых операций, была создана догма о рынке ценных бумаг и биржах, где каждый может, если не должен, инвестировать свои сбережения в самые лучшие компании и тем самым обеспечить себе спокойную и заслуженную пенсию.

И возвращаясь к старым 80-м.

80-е прославились новым финансовым феноменом — бумом LBO и MBO (на современном финансовом жаргоне это явление проходит под более респектабельным термином Private Equity).

Это явление подвело жирную черту под идеей старого капитализма, в котором смысл бизнеса все-таки сводился к созданию продукта. В мире нового капитализма бизнесом уже был … сам бизнес. Ведь неважно, что является товаром там, где действует формула M-C-M'.

Самой нашумевшей историей того периода, о которой написаны книги и вроде даже сняты фильмы, была история компании Nabisco, которую в 1988 году за тогда умопомрачительную сумму в 25 млрд долларов купила не безызвестная сегодня фирма KKR.

Но дело не в том, кто, кого, когда и за сколько покупал. Дело в том, что покупателям на рынке бизнеса свои компании надо рано или поздно продавать. И, естественно, продавать за больше, чем они купили. А для этого нужны толпы бездумных покупателей.

Кстати, в 2007-м году фирма KKR тоже продала часть себя на бирже. И с очень большим шумом.

И ещё раз кстати. В ноябре прошлого года свой листинг на бирже проводила компания Groupon. Около года ранее основатель Groupon отказал компании Yahoo по поводу собственной продажи. В ответ на это Правление и инвесторы Groupon тонко заявили основателю:

Ты получил венчурный капитал, но помни, что венчурные капиталисты рассчитывают на «выход». Это не обязательно должно произойти завтра, но ты всегда должен серьезно думать об этом, если какая-нибудь компания придет купить твою компанию. Потому что речь идет не только о тебе, но и о твоих работниках, инвесторах и т.п. ([Y]ou took venture capital, and remember venture capitalists want an exit. It doesn't have to be tomorrow but you always have to be thoughtful when a company comes to buy your company, because it's not just you, it's your employees, options, investors and alike.

Вот он и вывел, но перед этим он ещё успел отказаться от предложения Google.

 

Вывод

Рынок ценных бумаг служит не для покупателей, а для продавцов. Инвестиции на нем не создаются, а ликвидируются. Исключения в целом лишь подтверждают правила.