Подпишитесь!

Размышления о макроэкономике и спекуляциях

Ответы на вопросы. Часть первая


15 августа 2010 г.

Атака неолиберализма на обывателя продолжается, не сбавляя темпа. На прошедшей неделе очередной клоун, профффессор экономики Бостонского университете некто Котликофф вышел на публику с сенсационным заявлением: “США – банкрот, а мы об этом даже не знаем!” У докторов медицины встречается совесть и сострадание, не позволяющие им прямолинейно сообщать больным летальные новости. У профессоров экономики нет ни совести и ни сострадания. Но совесть и сострадание – это не единственные качества, которые отсутствуют у многих профессоров экономики. Однако, все еще существуют адекватные люди из мира практических финансов, которые задаются интересным вопросом о том, каким именно образом подобные профффессора экономики получают свои научные степени. И тут же предлагают вариант ответа: они заказали и получили свои научные степени по почте.

Неудивительно, что в подобных условиях непрекращающегося давления научных степеней, званий, должностей и рангов простой обыватель впадает в депрессию, что может провоцировать его на неадекватные действия экономического насилия по отношению к другим людям. Ведь фильтровать такой поток лжи и запугивания можно только имея четкое понимание принципов функционирования экономики, т.е. того, чему эти профффесора не учат в университетах. Скромному мнению поступила просьба ответить на несколько вопросов, которые давным-давно терзают рунет. Ответы на заданные вопросы и станут темой поста на этой неделе, а планировавшийся пост о мультипликаторе денег будет отложен до следующей недели.

 

Вопрос. Большой (или небольшой) дефицит бюджета США и долг (внешний, внутренний) - это плохо?

Политический процесс обсуждения, принятия и исполнения государственного бюджета может давать неверное понимание его роли в экономике. Эта роль особенно сильно искажается глобальным обсуждением неких проблем фискальной консолидации. Подобная ситуация может создать впечатление, что государственный бюджет и экономика – это, как минимум, две независимые друг от друга концепции, а в более “наглом” случае а-ля профффесор Котликофф бюджет является первичным по отношению к экономике.

Независимо от политического процесса, положения экономики в рамках бизнес-цикла, мнения Котликоффа, фазы Луны и пятен на Солнце бюджет состоит из доходов и расходов, бухгалтерский баланс между которыми определяет фискальную позицию государства по отношению к частному сектору экономики:

Баланс бюджета = Доходы – Расходы

В свою очередь, в самом общем виде доходы бюджета можно разделить на налоговые поступления и другие доходы, а расходы – на государственные выплаты и другие расходы:

Баланс бюджета = (Налоговые поступления + Другие доходы) – (Государственные выплаты + Другие расходы)

Налоговые поступления и государственные выплаты называются автоматическими стабилизаторами фискальной политики. Степень их действия на экономику связана с активностью экономики, а направление их действия противоположно направлению развития экономической активности в частном секторе. Например, при замедлении экономической активности налоговые доходы падают, а государственные (социальные) выплаты возрастают, что оказывает стабилизирующее воздействие на экономическую активность. В итоге, при замедлении экономической активности частного сектора автоматические стабилизаторы толкают баланс бюджета по направлению к дефициту или большему дефициту, и наоборот.

Степень воздействия автоматических стабилизаторов связана с долей государства в экономике, которая является результатом политического консенсуса электората, а не экономических теорий профффесоров университетов. Например, электорат в США считает, что медицина и образование являются уделом частного сектора экономики, в то время как в Европе доминирует противоположная точка зрения. Следовательно и при прочих равных, доля государства в экономике в Европе будет выше, чем в США. И так как доля государства в экономике в Европе является выше по сравнению с США, то автоматические стабилизаторы оказывают более сильное стабилизирующее воздействие на экономику по сравнению с США. Это также означает, что волатильность стабилизаторов, а как следствие и волатильность баланса бюджета и экономической активности в США будет выше, чем в Европе.

В любом случае, поскольку воздействие автоматических стабилизаторов на бюджет зависит от состояния частной экономики, они будут влиять на баланс бюджета в рамках бизнес-цикла независимо от текущих политических устремлений, даже если все иные расходы и доходы бюджета останутся неизменными. Эти факты, кстати, открыто признаются даже неолибералами (например, тут).

Дважды в год МВФ публикует глобальный анализ названием “Фискальный монитор”. Собственно сам “анализ” необходимо читать с сильными фильтрами, подавляющими неолиберальный шум, но монитор иногда содержит интересную статистику. В частности, в последнем выпуске в мае этого года МВФ прогнозировал эффект различных компонентов бюджета на рост размера государственного долга стран G20 за период с 2008 по 2015 год (страница 14). Их вывод:

Из 39 процентных пункта роста долга по отношению в ВВП около двух третьих роста вызваны падением налоговых сборов и падением ВВП в 2008-09 годах. (Of the almost 39 percentage points of GDP increase in the debt ratio, about two-thirds is explained by revenue weakness and the fall in GDP during 2008-09.)

Далее они говорят:

Фискальные стимулы, предполагая, что они будут завершены в соответствии с планами, будут ответственны только за одну десятую долю роста долга. (Fiscal stimulus—assuming it is withdrawn as expected—would account for only about one-tenth of the overall debt increase.)

Итого, две третьих роста долга бюджета обусловлены действием автоматических стабилизаторов, а фискальные стимулы отвечает лишь за 10%. Соответственно, на остающиеся приблизительно 25% приходятся различные программы фискальных трансфертов в пользу определенных слоев корпоративного сектора, а именно программы по спасению банков, стимулирования кредитования, продаж и так далее.

Влияние автоматических стабилизаторов на баланс бюджета является универсально большим и определяющим. И поскольку автоматические стабилизаторы действуют независимо от утвержденных планов бюджетного процесса, то в общем случае баланс бюджета не может быть плохим или хорошим, а дефицит бюджета – большим или маленьким.

Баланс бюджета зависит от результатов экономической деятельности больше, чем от планов политиков, принимающих бюджет. Да, политики могут вмешиваться в действие автоматических стабилизаторов, но полная ликвидация государства а, как следствие, бюджета позволит им контролировать баланс бюджета, которого тогда не будет.

Баланс бюджета отражает лишь то, что происходит в частном секторе экономики. Плохо это или хорошо? В отрыве от анализа состояния экономики это – никак!

Тем не менее, в неолиберальном мире дефицит бюджета всегда является плохим. Но плохим в ином смысле этого слова.

Одной из непререкаемых догм неолиберализма является сбалансированный бюджет в рамках бизнес-цикла, т.е. дефициты бюджета во время экономических рецессий должны компенсироваться профицитами во время экономических бумов. Профффессоры сами себе придумали точку отсчета (“0”) и стали на нее молиться. Почему именно эта точка имеет особое магическое значение – никто не знает. Но неолиберализм считает, что государство не может влиять на экономику в долгосрочном периоде времени, поэтому сбалансированные бюджеты позволяют игнорировать роль государства в изучении и понимании экономических процессов. В такой системе дефициты бюджета по определению являются пассивной констатацией факта рецессии в экономике. А пассивная констатация факта есть его простое отражение. Следовательно, “неча на зеркало пенять, коль рожа крива”.

Если бы клоуны хоть иногда консультировались у смежных областей наук или даже у собственного здравого смысла, то узнали бы, что профилактика – это лучший способ лечения. Т.е. (хороший) дефицит бюджета может быть профилактикой здорового образа экономической жизни страны. А для большинства развитых стран (импортеров) дефицит бюджета должен быть нормой экономической жизни страны. Как прививка против болезней.

В условиях принятых институциональных решений дефицит бюджета (поток) преобразуется в государственный долг (объем). Поскольку дефицит бюджета – это, в общем случае, ни плохо и ни хорошо, то и государственный долг – это ни плохо и ни хорошо. Это – никак! По размеру государственного долга еще меньше можно судить о состоянии экономики. Долг – это лишь история дефицитов бюджетов.

В экономике равновесие определяется состоянием, когда планируемые совокупные расходы равны совокупному выпуску. В этом случае весь произведенный продукт находит спрос, и экономика находится в равновесии.

Поскольку будущее не определено, то любая фирма пытается спрогнозировать будущий спрос на свою продукцию. Затем, в соответствии с этими планами, она планирует производство и его расширение, если оно необходимо. Если фирма была чрезмерно оптимистична в собственных прогнозах относительно будущего спроса, то часть произведенной продукции окажется на складе, что приведет к сокращению производства в последующем периоде.

Если частный сектор экономики находится в хорошем настроении, то ошибки на уровне отдельных фирм компенсируются перетоком свободных ресурсов туда, куда перетекает спрос со стороны потребителей. Если же в экономике случается системный сбой (рецессия), то ресурсы, высвобождаемые в результате падения спроса, не находят себе нового применения в иных сферах экономики, потому что спрос сокращается системно.

Следовательно, если фирмы оказались чрезмерно оптимистичны в собственных прогнозах спроса, и совокупные сбережения в экономике превысили прогнозы (или совокупные расходы оказались меньше прогнозов), то перепроизводство продукции превратится в незапланированные, т.е. вынужденные инвестиции в складские запасы. Именно в этом смысле в системе национальных счетов сбережения уравновешиваются инвестициями. Рост сбережений означает рост чьих-то “инвестиции” в складские запасы. Каждый рубль, доллар и т.п. полученного дохода частного сектора, который сберегается и не тратится в экономике, соответствует нераспроданным складским запасам. (Более подробно эти вопросы обсуждались в теории ссудного капитала.)

Если падение совокупных расходов не компенсируется извне посредством дефицита бюджета, то рост складских запасов приводит к сокращению производства и занятости, к падению в следующем периоде ВВП, национального дохода и будущих сбережений. Этот процесс будет продолжаться до тех пор, пока фактические сбережения в данном периоде будут превышать запланированные инвестиции из прошлого периода. Экономика же будет продолжать сокращаться вместе с доходом до тех пор, пока уровень сбережений не начнет совпадать с ожиданиями фирм.

Частный сектор не начинает сберегать, когда наступает рецессия. Частный сектор стремится сберегать в принципе. Это стремление колеблется в рамках бизнес-цикла. Иногда рост сбережений может даже быть отрицательным, но этот факт не отменяет общий принцип.

Главным сберегающим агентом в любой экономике являются домохозяйства. Домохозяйства получают доход, и все, что они не тратят на потребление, становится сбережениями.

Корпоративный сектор в общем случае является заемщиком. Типичный капиталистический бизнес построен на модели Деньги1->Товар->Деньги2, где Деньги1 обычно являются заемными, а Деньги2 служат для возврата кредита посредством производства и продажи Товара, что затем приводит к новому производственному циклу. Но когда спрос сокращается, корпоративный сектор не может продать произведенный товар, и производственный цикл нарушается. Фирмы перестают занимать деньги, отдают старые кредиты и сокращают инвестиции. Сокращение инвестиций выступает главным источником растущих текущих сбережений корпоративного сектора.

Следовательно, в условиях экономической рецессии и домохозяйства, и корпоративный сектор увеличивают свои сбережения. Это ведет к росту сбережений частного сектора в макроэкономике в целом и падению экономической активности (здесь и далее внешний сектор игнорируется в целях простоты изложения).

Сбережения – это доход, который не тратится. Отдельные экономические агенты могут считать, что приобретая недвижимость, золото и другие реальные активы, они сберегают, но в рамках макроэкономики такие транзакции являются обменом активов (свопом) между контрагентами сделки и не изменяют общий уровень сбережений. Это утверждение справедливо и для транзакций с финансовыми активами, как то приобретение иностранной валюты (финансовый своп) или депозит в банке. На банковских депозитах необходимо остановится отдельно.

Современная экономическая теория с ее теорией ссудного капитала и концепцией мультипликатора денег считает, что банки должны привлекать депозиты перед тем, как они могут выдать кредиты. Также она считает, что рост сбережений и депозитов в банках ведет к росту кредитования и инвестиций. К сожалению, такое мнение является категорически неверным описанием существующей реальности. Однако, чтобы не отдаляться далеко от темы сейчас, проблемы мультипликатора денег Скромное мнение рассмотрит в ближайшем будущем в рамках отдельного поста. В рамках же этого поста достаточно отметить, что сбережения на депозите в банке ведут к созданию соответствующего по размерам финансового обязательства со стороны банка, что на уровне макроэкономики ничем не отличается от любых иных транзакций в рамках частного сектора и не изменяет его совокупный объем сбережений.

Частный сектор очень ограничен в выборе инструментов для своих сбережений. Единственной возможностью для частного сектора сберегать является приобретение финансовых активов, не имеющих отношения к частному сектору, а именно таких финансовых активов, финансовые обязательства которых находятся вне частного сектора. И такими финансовыми активами являются только финансовые обязательства собственного государства. Упрощенно на этот вывод можно посмотреть следующим образом: домохозяйство, получающее зарплату наличными деньгами, т.е. финансовые обязательства государства, и сберегающее часть этих денег. Соответственно, частная экономика в целом может сберегать только исходя из суммы дефицита государственного бюджета.

Но наличные деньги государства не являются его единственным финансовым обязательством. Точно таким же финансовым обязательством являются и государственные облигации. И вновь Скромное мнение планирует отдельный пост на эту тему, но сейчас достаточно сказать, что различия в сроках погашения и размере выплачиваемых процентов не имеют значения для экономики и ее сбережений. Государство, выпуская облигации, делает частному сектору одолжение, предоставляя ему источник безрискового дохода и безрисковый способ хранения сбережений. А также облегчает собственному центральному банку задачу проведения процентной политики. И поэтому в тех частях современного мира, в которых государство является монопольным источником собственных денег, выпуск облигаций по сути своей является монетарной операцией, а не фискальной.

Выпуск государственных облигаций не финансирует никаких государственных расходов или дефицита бюджета, и в этом смысле неолиберальные страхи перед монетизацией государственного долга являются беспочвенными. Во-первых, невозможно монетизировать то, что по сути своей и так не отличается от денег. А во-вторых, финансовый сектор всегда монетизирует любую государственную облигацию, если его об этом попросят (в том числе и с помощью центрального банка). Но дальнейшие детали будут в отдельном посте.

Итак, частный сектор может сберегать только в виде финансовых обязательств собственного государства. И в то время как у денег первичной функцией является проведение платежей в экономике, государственные облигации и государственный долг в целом служат удобным инструментом сбережений для частного сектора. Если домохозяйства лично государственные облигации не покупают, за них это делает финансовый сектор: банки, пенсионные и страховые компании и т.п.

Но возвращаясь к вопросу, заданному в начале: государственный долг – это плохо или хорошо? Скромное мнение перефразирует этот вопрос следующим образом: является ли государственный долг в размере 91% ВВП хуже или лучше, чем долг в размере 90% ВВП? Ответ: настолько же, насколько сбережения частного сектора в размере 91% ВВП являются хуже или лучше, чем сбережения в размере 90% ВВП.

В современном мире государственный долг в первую очередь является ответом государства посредством дефицитов бюджета на желания частного сектора сберегать. Обсуждение размера государственного долга, как и размеров дефицитов бюджетов отвлекает внимание на совершенно несущественные вопросы.

Вопросы, которые на самом деле стоит задавать, это: зачем частному сектору такие сбережения (объем)? или почему частный сектор стремиться сберегать (поток)? И если такое положение дел кому-то не нравится, то что государству надо сделать, чтобы частный сектор сберегал меньше и тратил больше своих собственных доходов. Потому что всем понятно, что когда частный сектор начнет тратить больше, то дефицит бюджета за счет автоматических стабилизаторов уменьшится, что позволит некоторым клоунам спать спокойнее.

Могут ли дефициты бюджетов принести вред экономике? Могут, но как отмечает адекватный человек в интервью на youtube по ссылке в начале поста, такое развитие событий современному миру пока категорически не грозит. Частично Скромное мнение эти вопросы уже рассматривало ранее.

К сожалению или к радости, но ответ на первый вопрос получился, несмотря на срезание многих углов, слишком пространным. Это вынуждает Скромное мнение назвать данный пост “частью первой” и отложить ответы на остальные вопросы на другой раз.

В заключение Скромное мнение решило собственноручно дополнить список вопросов и дать на них простые ответы:

  • Может ли государство сберегать в собственной валюте? Экономический нонсенс.
  • Надо ли форсировано стремиться к профициту бюджета? Экономический нонсенс.
  • Надо ли государству удовлетворять стремления к сбережениям иностранного частного сектора, выпуская облигации в иностранной валюте? С какой стати, не говоря о том, что такие сбережение несут в себе кредитный риск.
  • Есть ли разница между внутренним и внешним долгом, если он номинирован в собственной валюте? Никакой.

И в абсолютное заключение Скромное мнение дает домашнее задание:

  1. дать ответы на вопросы, приведенные выше, для денежной системы типа золотого стандарта.
  2. найти отличия между финансовыми условиями агентов частного сектора (домохозяйств или корпораций), использующих чужие деньги, и государства, эмитирующего собственные деньги.

32 комментария:

  1. Ну что ж , за парту так за парту.
    Ответы для денежной системы типа золотого стандарта

    [i]Может ли государство сберегать в собственной валюте?[/i]
    Да, т.к. деньги=золоту и увеличивая деньги увеличиваем золотой запас

    [i]Надо ли стремиться к профициту бюджета?[/i]
    Да, но лучше стремиться к нулю, т.к. профицит нарушает баланс между странами и идет драка за ограниченные ресурсы.

    [i]Надо ли государству удовлетворять стремления к сбережениям иностранного частного сектора, выпуская облигации в иностранной валюте?[/i]
    Большой разницы где искать сбережения нет , их кол-во ограничено (как кол-во золота). Если своих сбережений не хватает – берем у иностранцев.

    [i]Есть ли разница между внутренним и внешним долгом, если он номинирован в собственной валюте?[/i]
    Мировая валюта это золото, кол-во собственной валюты=кол-ву своего золота, поэтому разницы между внутренним и внешним долгом нет.

    А теперь мои вопросы:
    -------Двойной счет. ""частный сектор может сберегать только в виде финансовых обязательств собственного государства."", т.е. сберегает и в долларе и в долге. Но доллар эммитируется под облигации (долг). Гос-во как бы одну и туже штуку продало 2 раза. В чем ошибка?

    --------""это зачем частному сектору такие большие сбережения (объем)? Или почему частный сектор так сильно стремиться сберегать (поток)?"" Возьмем только людей. Вы как то давали цифры налогов на богатых в 70-х и сейчас. Вот и происходит расслоение – одни не могут потратить свои доходы, а другие закредитованы. В результате рост сбережений у одних и невозможность расплатится всю жизнь с долгами у других. Ожидаемая дефляция загонит эту проблему вглубь, а гипер позволит ее решить. Верно?

    ОтветитьУдалить
  2. 7stepan7,

    1. Ошибки нет. Технически ФРС берет бумажные доллары у Казначейства под залог облигаций Казначейства, и поэтому бумажные доллары обеспечены облигациями. В частности, происходит это следующим образом. Наличные доллары попадают в банковскую систему, когда банки просят ФРС обменять банковские резервы ФРС (обязательство ФРС) на бумажные деньги. ФРС такие просьбы удовлетворяет. Откуда беруться банковские резервы в банковской системе? ФРС их генерирует, покупая у банков разные активы в ходе проведения монетарной политики. Например, облигации Казначейства. Или золото.

    Для государства в целом (Казначейства и ФРС) все это - бухгалтерская сложность, но не более. Конечно же, вспонимать о том, что юридически ФРС - это частная организация, могут только те, кто за деревьями не хочет видеть леса.

    Много интересных официальных подробностей о том, кто, чего и кому, есть здесь , но на английском. В частности относительно вашего вопроса на странице 2:

    The Federal Reserve, in conducting monetary policy, in effect uses receipts from the issuance of Federal Reserve notes to buy Treasury securities on the open market. The securities serve as collateral for the Federal Reserve notes issued by the Federal Reserve banks.

    Кстати, выпуск монет – это до сих пор исключительная обязанность Казначейства.

    В разных странах операционные и бухгалтерские реалии могут различаться, но суть для пары Министерство финансов + Центральный банк остается такой же. Например, в России бумажные деньги печатаются Министерством финансов, также меняются на банковские резервы по запросам коммерческих банков, которые также возникают в банковской системе в результате проведения монетарной политики.

    2. Вы правы, что одни не могут потратить все свои доходы, а другие не хотят больше брать кредиты. Но для гиперинфляции только в такой системе места нет. Результатом этой системы будет дефляция, которая приведет к перераспределению реальных активов в пользу кредиторов в ответ на сокращение номинальных обязательств. Это – обычная процедура банкротства. Цены в этом случае подают потому, что стараясь избежать банкротства заемщики вынуждены продавать активы.

    Борьба государства с системным кризисом по определению несет инфляционные эффекты, т.к. направлена на поддержание цен реальных активов либо прямым образом (субсидии), либо косвенным образом (дефициты бюджета), поддерживая доходы заемщиков.

    Дефициты бюджета теоретически могут привести к гиперинфляции, но в данный момент времени и реалиях этот мир находится слишком далеко от такого сценария. Простой рост количества сбережений частного сектора к гиперинфляции не ведет. Сбережения сначала потратить надо, и потом мы уже будем смотреть на что именно и может ли экономика удовлетворить спрос на это, или фискальная политика должна вмешаться и ограничить спрос.

    Инфляция всегда является проблемой для государства, выпускающего собственные бумажные деньги. Но существующие в данное время решения (монетарная политика и ограничение фискальных возможностей) имеет явные проблемы эффективности в достижении поставленных целей по причине слишком большого количества побочных эффектов. В медицине такие лекарства принято принимать в клинических случаях. Неолиберализм же их использует против любого гриппа.

    ОтветитьУдалить
  3. 7stepan7, а разница между внешним и внутренним долгом все-таки существует, но связана она не со способностью государства исполнять собственные обязательства по обмену одних собственных обязательств на другие :) Поэтому я немного скривил душой в самом посте, но только ради того, чтобы подчеркнуть бумажную природу современных денег. Эту разницу можно компенсировать целенаправленными мерами экономической политики. К этим вопросам я вернусь в следующей части ответов, где будет ответ на заданный вопрос о дефиците торговли и его последствиях.

    ОтветитьУдалить
  4. Спасибо, интересно.

    Уточняющие вопросы по первой части:

    1. О процентах по долгу.

    Влияют ли на картину проценты по госдолгу, заставляющие долг расти при неизменном дефиците, или их можно формально считать дополнительными субсидиями и включать в определение дефицита?

    2. Об экстерриториальном характере "частного сектора".

    В случае с долларами или евро то, что вы назваете "частным сектором" - на самом деле комбинация национального частного сектора, иностранного частного сектора и иностранного госсектора. То бишь дефицит федерального бюджета США отражает желание всех этих трёх сторон сберегать в валюте США и оказывает им услугу по безрисковому размещению капиталов.

    Влияет ли такое расположение доли частного сектора на развитие национальной экономики на территории государства-эмитента? Проще говоря, насколько выгоден или убыточен статус "международной резервной валюты" для её эмитента и экономических субъектов, интересы которых эмитент уполномочен отстаивать?

    Создаёт ли эта ситуация геополитические риски ввиду появления дестабилизирующих возможностей у иностранного госсектора? Затрудняет ли задачу осуществления макроэкономической политики ввиду того, что внутри и вне США частный сектор может чувствовать себя и сберегать совершенно по-разному?

    ОтветитьУдалить
  5. >> частный сектор может сберегать только в виде финансовых обязательств собственного государства

    Это утверждение мне кажется совсем неверным. Например, я могу складывать у себя дома в подвале мешки с зерном.

    ОтветитьУдалить
  6. >>Например, я могу складывать у себя дома в подвале мешки с зерном.

    Ну какое-же это сбережение? Это потребление. Хоть мешки с зерном, хоть шкатулки с золотом-брильянтами.

    ОтветитьУдалить
  7. >> Ну какое-же это сбережение? Это потребление.

    Вовсе нет, пока я их складываю. Я могу уйти на пенсию, помаленьку вытаскивать мешки по одному, менять их на тушенку, и созерцать мир вокруг. Вот это будет потребление.

    По-вашему, получается, что если нет государства с валютой и прочими прибамбасами, то не бывает и сбережений. это совсем не так.

    ОтветитьУдалить
  8. rezkiy, вы невнимательно прочитали пост:

    Сбережения – это доход, который не тратится. Отдельные экономические агенты могут считать, что приобретая недвижимость, золото и другие реальные активы, они сберегают, но в рамках макроэкономики такие транзакции являются обменом активов (свопом) между контрагентами сделки и не изменяют общий уровень сбережений.

    Если же вы сами производите зерно, то ваши мешки с зерном в денежной экономике являются складскими запасами, что в рамках бухгалтерсокго учета называется инвестициями и последующей амортизацией

    ОтветитьУдалить
  9. Я боюсь, Вы меня не вполне поняли. У меня есть амбар, там зерно на семена. Это я могу назвыть инвестициями, складскими запасами, оборотными средствами, и т.п.

    А еще у меня есть подвал, там зерно на черный день и на пенсию. Подвал, ясное дело, защищен от грызунов, воров и пожаров. Я периодически добавляю в него мешок-другой. Это сбережения, в том числе и по вашему определению. ПРо государство, деньги, золото и шкатулки я нигде не говорил. Зерно имеет ценность само по себе.

    ОтветитьУдалить
  10. rezkiy, я понял вас правильно, а вы не хотите понять разницу между вашим подвалом с зерном и макроэкономикой. Цитата из поста, в этом смысле, является ключевой:

    а) если вы зерно купили, то это подтребление для производителя зерна. Он получит доход и все, что он не потратит, станет сбережениями. Таким образом, для макроэкономики транзакция купли-продажи является обменом (свопом) реальных активов на финансовые. Покупаете вы зерно, золото или недвижимость - для макроэкономики не имеет никакого значения, т.к. продавец остается с вашими деньгами, с которыми ему надо что-то делать.

    б) если вы сами производите зерно, и как производитель вы откладываете часть товаров на склад, то для макроэкономики это называется инвестициями в складские запасы. Это не называется сбережениями, потому что существующий уровень экономических отношений основан на денежной системе. Ваши складские запасы несут, как минимум, ценовой риск, что формально на уровне макроэкономики превращает ваши личные сбережения в ваши личные спекуляции. Более культурное или популярное название спекуляций - инвестиции.

    ОтветитьУдалить
  11. Вашу мысль по большей части понял.

    >> превращает ваши личные сбережения в ваши личные спекуляции

    То что что-то является еще и инвестициями, не означает, что оно перестало быть сбережениями.

    Если Вы склонны делить то что осталось от производства после потребления на две кучи, одна из которых подвержена всем рискам [стало быть инвестиции], а другая -- только риску инфляции [сбережения, причем очевидно, номинированные в национальной валюте и гарантированные эмитентом, иначе какие-то другие ирски останутся], то я умываю руки, я был всю дорогу неправ, об этом нужно было писать большими буквами сверху.

    ОтветитьУдалить
  12. <<По-вашему, получается, что если нет государства с валютой и прочими прибамбасами, то не бывает и сбережений. это совсем не так.

    Сбережения - это отложенный спрос.
    А то, что Вы называете спросом - отложенное потребление при уже "завершенном" спросе. Хотите называть это сбережениями - пожалуйста, еще бы убедить народу на 20-30 трлн. баксов так-же "сберегать", и проблема этого кризиса рассосалась сама. Без роста госдолга.

    ОтветитьУдалить
  13. rezkiy, вы пытаетесь изменить общепринятое определение сбережений. Это неконструктивный подход в обсуждении макроэкономики. Вот здесь приведены международные стандарты национальных счетов, утвержденные ООН.

    ОтветитьУдалить
  14. Полез по ссылке, думал, увижу что-то шокирующее. Нашел вот это:

    1.15. Валовое сбережение представляет собой разность между валовым
    национальным располагаемым доходом и конечным потреблением.

    пять мешков собрал, один оставил на семена. Осталось четыре, это доход. Два сожрал, два поставил в подвал. Это сбережения.

    Не, серьезно, что не так-то?

    ОтветитьУдалить
  15. Тёма155, я просто не понял что Вы сказали. Я вообще нигде не использовал слово "спрос", поэтому я никак не мог им что-то называть. Ну хотя нет, вот только что и использовал. Но все равно я спросом ничего не называл!

    ОтветитьУдалить
  16. rezkiy, вы упрямы, но неправы. Национальные счета и бухгалтерский учет используют денежные единицы, а не мешки, и используют понятие стоимости в качестве основы измерения. Это особенность денежной экономики.

    ОтветитьУдалить
  17. tema155 указал на различие между отложенным спросом на товары и отложенным потреблением товаров, ранее произведенных и/или приобретенных товаров. Это разница является фундаментальной в определении общепринятого макроэкономического понятия сбережений.

    ОтветитьУдалить
  18. necroman, уточняющие ответы по первой части:

    1. Процентные расходы по обслуживанию госдолга являются такой же расходной частью бюджета, как и любые иные расходы. Эти расходы бюджета становятся доходом частного сектора, который, в свою очередь, может тратиться/сберегаться. Моя точка зрения на этот вопрос – социальная разумность и адекватность (как вы можете предположить). Детали я планирую в виде отдельного поста про деньги и облигации. Но чтобы дойти до этой темы, мне, как минимум, надо закончить пост про мультипликатор денег – тема критической важности и подходить к ней надо осторожно. Т.е. придется подождать немного.

    2. На данный момент, я отмечу только, что божественность резервной валюты – это «заслуга» неолиберализма, а точнее наследия МВФ и Бреттон-Вудда. Ничего магического в резервной валюте нет. Поэтому все, что я описал выше, является одинаково верным для любой страны, выпускающей собственную валюту, обменный курс которой является плавающим. Государства с фиксированным курсом или при золотом стандарте, естественно, могут и даже должны сберегать, потому что приоритетом их денежной и экономической политики является конвертируемость собственной валюты. Это является принципиально иным режимом функционирования экономики.

    Проблемы госдолга и внешнего сектора связаны с дефицитом торговли, т.е. вопросов, которые вы уже задали. Относительно дальнейших деталей, давайте подождем до следующей серии ответов, потому что эта часть требует более глубокой проработки по сравнению с простым комментарием. Я скопирую/добавлю ваши вопросы к изначальному списку. Боюсь только, что ответы будут не ранее, чем в третьей части, которая, возможно, потребует пары предварительных постов. В общем, смысл этого заключается в том, что мне просто надо подумать о том, как лучше можно подойти к этим вопросам.

    В общем, вот такие многообещающие уточнения :)

    ОтветитьУдалить
  19. >>Тёма155, я просто не понял что Вы сказали.
    А откуда "ё"?
    Я в ответе ошибочно указал "спросом" вместо "сбережениями". Правильно так:
    "Сбережения - это отложенный спрос.
    А то, что Вы называете СБЕРЕЖЕНИЯМИ - отложенное потребление при уже "завершенном" спросе. "

    ОтветитьУдалить
  20. >>пять мешков собрал, один оставил на семена. Осталось четыре, это доход. Два сожрал, два поставил в подвал. Это сбережения.

    Если бы так рассуждали все...
    Было бы 2 вида кризисов - негде хранить сбережения, и отсутствие ресурсов для производства.
    Но этого не наблюдается. Наверное, это не сбережения.

    ОтветитьУдалить
  21. Г-н Тема:

    Надо понимать, что это модель. Меня пока что не интересуют кризисы, меня интересуют определения. Если определения сводятся к абсурду в простейшей модели, то их применимость в сложной модели сомнительна.

    зерно в подвале -- не отложенный спрос, вот почему:

    Вот например я уже ушел на пенсию и перестал работать, помаленьку подъедая остатки. А потом взял и помер на двадцать лет раньше чем кончились запасы. Ну ясное дело они перешли к наследникам, а наследники решили, что делать дальше (например, инвестировать: временно перестать выращивать зерно и жрать запасы, и в освободившееся время заняться разработкой водяной мельницы).

    Чем является двадцатилетний запас зерна, высвободившийся в момент падения с лошади? внезапным прозводством? Ребята, это маразм.

    ОтветитьУдалить
  22. rezkiy, политика комментариев позволяет мне прекратить этот беспредметный спор, который давно уже вышел за рамки дискуссии. Вопрос не в сложности моделей, а в общепринятых понятиях и определениях, на которые я приводил ссылку выше. Если вы хотите оспроить эти определения, то выбрали неверную площадку.

    Зерно в подвале, мост через реку, дом напротив, компьютер, на котором вы читате этот блог, и многое другое не имеет никакого отношения к сбережениям в макроэкономике в общепринятом смысле. Это реальные активы, которые были когда-то произведены, за что производители получили денежный доход, который они тратили и сберегали. Только денежный доход может сберегаться в макроэкономике.

    Ваше личное отношение к вашим реальным активам макроэкономику не интересует. Эта та причина, по которой макроэкономика возникла как отдельная наука, так как люди поняли, что макроэкономика - это нечто большее или иное, чем просто сумма микроэкономических решений. И то, что вам может казаться верным на индивидуальном уровне, может также иметь противоположный смысл на уровне макроэкономики. Типичным примером этой проблемы является парадокс бережливости. Более общим названием этой проблемы является ошибка композиции.

    ОтветитьУдалить
  23. >>зерно в подвале -- не отложенный спрос, вот почему:

    Не спорю. Зерно в подвале НЕ отложенный спрос, а отложенное потребление (или инвестиции). И Вы это показываете в своем примере. А раз это зерно не отложенный спрос, то и НЕ сбережения.

    <>Меня пока что не интересуют кризисы, меня интересуют определения.

    Если давать "широкие" определения - например, "сбережения - это все что не было потреблено, в том числе и 10 банок огурцов", то тогда фраза "причиной кризиса были сбережения" будет говорить о вреде домашних солений, а это не так.
    Называйте свои якобы "сбережения" - "запасами", например.

    ОтветитьУдалить
  24. Отличная заметка. С нетерпением жду следующей.

    ОтветитьУдалить
  25. >>И если такое положение дел кому-то не нравится, то что государству надо сделать, чтобы частный сектор сберегал меньше и тратил больше своих собственных доходов.

    А Вы уже давали ответ на этот вопрос? Была точно достойная зарплата, и вроде бы Ваша идея налогообложения "тезаврированных" доходов.

    ОтветитьУдалить
  26. @Если же вы сами производите зерно, то ваши мешки с зерном в денежной экономике являются складскими запасами, что в рамках бухгалтерсокго учета называется инвестициями и последующей амортизацией @

    Про то что складские запасы амортизируются в соответствии с бухучетом это вы загнули... жесть.

    ОтветитьУдалить
  27. polyakof, спасибо за найденную неточность. Конечно же, складские запасы не амортизируются, а переоцениваются, что несет ценовой риск и, соответственно, имеет эффект спекуляции, о котором я и говорил ниже.

    Формально амортизируются только основные фонды (средства производства) и нематериальные активы (например, деловая репутация).

    ОтветитьУдалить
  28. tema155, причин стремлений частного сектора к сбережениям может быть много. Например, безработица и отсутствие перспектив занятости. Соответственно решений этих причин может быть еще больше, если существующие проблемы называть своими словами. Например, гарантия государством занятости при установленной минимальной зарплате. Пост-советское отношение к гарантии занятости, как впрочем и типично американское или отъявленно-капиталистическое, - крайне негативное вплоть до истерики. Нежелание даже допустить такой вариант - яркий признак существующей идеологии. Однако, до неолиберализма, т.е. до грубо говоря 70-х годов, во всех капиталистических странах мира безработица была основной проблемой государственной политики. Период с конца Второй мировой войны и до 70-х год был, объективно говоря, периодом экономического расцвета, что никоим образом не мешало капитализму развиваться. Замечу также, что этот период прошел под знаком (псевдо)золотого стандарта, при котором, тем не менее, не было ниодного суверенного дефолта развитых стран. Экономический рост и полное использование экономического потенциала являются лучшими лекарствами против экономических кризисов. Но как много изменилось за каких-то 30-40 лет.

    ОтветитьУдалить
  29. @polyakof, спасибо за найденную неточность. Конечно же, складские запасы не амортизируются, а переоцениваются, что несет ценовой риск и, соответственно, имеет эффект спекуляции, о котором я и говорил ниже.

    Формально амортизируются только основные фонды (средства производства) и нематериальные активы (например, деловая репутация).@

    товарные запасы переоцениваются всегда в меньюшую сторону. Неясно как это связано со спекуляциями. Резервы под обесценение формируются из чистой прибыли.

    Деловая репутация - не во всех странах амортизируется.

    ОтветитьУдалить
  30. polyakof, существует метод LIFO, например. Но не в этом дело. По какой бы цене запасы не учитывались, цена товаров на рынке с течением времени меняется как вверх, так и вниз, и бухучет не мешает запасы продавать на рынке, естественно по текущей цене. Это уже не говоря о том, что аргумент изначально приводился для домохозяйства, где каждый волен делать все, что захочется. В том числе и спекулировать на цене зерна, соли и долларов.

    ОтветитьУдалить
  31. >>Соответственно решений этих причин может быть еще больше

    >>Например, гарантия государством занятости при установленной минимальной зарплате.

    Итого пока имеем:
    1. Достойная зарплата
    2. Госгарантия занятости.

    Я ничего не забыл?

    ОтветитьУдалить
  32. tema155, я думаю, что вы неправы, если пытаетесь составить список из возможных решений. Фантазия в решении экономических проблем всегда важнее, чем медицинские рецепты.

    Например, технически я не имею ничего против "неадекватных" зарплат, если государство компенсирует неравенство доходов каким-либо иным образом. Например, запретом потребительского кредитования, что ограничит доходы капитала и заставит его искать иные способы заработка денег. И для таких решений государству даже нет необходимости иметь собственную валюту. Но поскольку неолиберализм пришел к нам вместе с финансовым беспределом, то мысли об ограничении кредитования не посещают современные правительства. Наоброт, звучат только мысли о росте кредитования.

    С другой стороны, например, в США 2% самых богатых создают 25% всего потребления (цифры могут быть неверны, но порядок приблизительно таков). В абсолютных величинах для экономики богатые имеют огромное значение, а изменение их настроения может иметь такие же вляние на ВВП.

    Моя социальная позиция - это достойная зарплата для всех работающих в смысле здорового разделения прибыли между капиталом и работниками при сильной роли государства, устанавливающего минимум приемлимой для общества производительности труда посредством минимальной зарплаты. Но это не есть абсолютная экономическая необходимость для создания финансово-устойчивого спроса в экономике.

    С государственной гарантией занятости все проще. Массовая безработица является следствием существования государства и его денег. Ранее трудовая занятость населения воспринималась государством как обязанность, но время изменились. Надеюсь, что данный кризис заставит многие государства задуматься о том, что происходит в глобальном мире. И в конце концов кто-нибудь поймет, что проблему занятости надо решать на системном уровне, и все остальные тогда последуют. Нет ничего порочного в том, что государство будет создавать настоящие места в экономике, и эту тему я планирую в качестве поста на следующей неделе.

    ОтветитьУдалить