Подпишитесь!

Размышления о макроэкономике и спекуляциях

Все могут короли


11 сентября 2011 г.

Швейцарский национальный банк, устав наблюдать за тем, как весь мир, включая другие центральные банки, якобы, издевается над экономикой Швейцарии, решил поиграть мускулами CHF и объявил о фиксации обменного курса CHF к евро на уровне не выше 1.20. Официальное заявление о своих намерениях центральный банк сопровождал устрашающей риторикой а-ля “больше не потерпит”, неограниченные объемы”, “с абсолютной решимостью” и т.п. Естественно, что желающих пободаться с разгневанным центральным банком не нашлось, и курс CHF упал сразу же до указанного уровня:

2011-09-09_145628 Ослабить национальную валюту – это не усилить ее. Большого ума для этого не надо. И, например, Китай демонстративно успешно этим занимается уже не один год. Но Швейцария – это не Китай. И если “атака” на CHF будет продолжаться и баланс центрального банка будет безразмерно расти, то вполне может быть, что паталогически независимое население Швейцарии озадачится вопросом о том, почему их центральный банк скупает бесполезные евро и облигации Германии и Франции, а не порше и путевки в Грецию, Испанию и Португалию, бесплатно раздавая все это своему населению. Ведь должна же быть какая-то компенсация населению Швейцарии за подорожавшие бензин, порше и поездки в Грецию, Испанию и Португалию?! Поэтому небольшой референдум по столь несущественному вопросу и цак…

Занимательно, что рост обменного курса швейцарского франка проходил на фоне незначительно, но негативных процентных ставок межбанковского рынка. Т.е., условно говоря, вы нам будете платить за право разместить депозит в наших банках. Как известно истории, в 70-х годах, после развала Бреттон-вудской системы, Швейцария уже “боролась” с иностранными депозитами с помощью негативных процентных ставок. В 1978 году процентные ставки достигли –40% (да, именно так, минус 40% годовых), что тем не менее не помешало курсу швейцарского франка вырасти на 75% за этот период. Удастся ли Швейцарскому национальному банку убедить всех и вся в политической и экономической полезности своего существования, покажет ближайшее время. А СМ будет с интересом за этим наблюдать.

В это время в соседней еврозоне “крысы бегут с тонущего корабля”. Уже второй отщепенец высказал недовольство высшим руководством ЕЦБ и ушел, по личным мотивам, за запасные рубежи. Параллельно этому почти пенсионер Трише, практически дрожа от бессильной злости, пытался доказать всем, что предыдущие два повышения процентных ставок в еврозоне были абсолютно оправданы в силу абсолютного мандата ЕЦБ. Просто риски теперь изменились в другую сторону. Но никто ведь не мог подумать, что так быстро… Т.е. что уже в августе индекс потребительских цен в подавляющем большинстве стран еврозоны будет ниже, чем в мае (в желтых странах цены снизились, а в коричневых – выросли):

imageВ 2008 году, когда ЕЦБ совершал моральное хара-кири в прошлый раз (т.е. повысил процентные буквально ставки перед тем, как их резко начать снижать), тоже никто не мог подумать. Единственный вывод, который можно из этого сделать, состоит в том, что в ЕЦБ думать никто не умеет. Массовой исход звезд первой величины указывает на полный разлад в руководстве и интеллектуальный паралич. И все это на фоне облигаций Греции и Германии, ставящих исторические рекорды доходности, но с разных сторон. Ну не дадут почти пенсионеру спокойно уйти на пенсию. Хотя пусть бы шел, а мы ему бы пенсию потом цак … и готово. Ведь надо же расходы сокращать?! Удастся ли Европейскому центральному банку убедить всех и вся в политической и экономической полезности своего существования, покажет ближайшее время. А СМ будет практически без интереса за этим наблюдать. Потому что результат был очевиден еще полтора года назад.

И вновь в это же время, но уже с другой стороны пруда Бернанке бьется с невидимым противником, пытаясь решить, надо ему делать QE3 (сегодня уже абсолютно все должны знать, что означает это QE и цифра 3 к нему) или не надо. То, что экономика США находится в состоянии застоя, видят сегодня все, кроме что слепых. Последние данные по рынку труда в виде роста рабочих мест за август в количестве нуль запятая нуль штук стали ярким тому подтверждением. И то, что программы количественного облегчения приносят пользу, сомневается сегодня уже, пожалуй, даже Бернанке.

Читая последние речи Бернанке, СМ мнение не перестает удивляться глубине научной мысли. Да, экономика – наука, возможно, непростая. Но занимаются ею, вроде как, серьезные люди. А вот мысли о маппет-шоу не покидают голову. Например,

В среднесрочной перспективе активность на рынке жилья стабилизируется и начнет расти хотя бы по причине роста населения. (Over the medium term, housing activity will stabilize and begin to grow again, if for no other reason than that ongoing population growth and household formation will ultimately demand it.)

И дальше в таком же духе: финансовые рынки продолжат адаптацию, домохозяйства продолжат лечение своих финансов, бизнес продолжит инвестировать и т.д. и т.п. Вот только непонятна роль ФРС в этих процессах.

Тем не менее, следующая ремарка Бернанке относительно рынка жилья “зацепила” внимание СМ:

Жилищный сектор был существенным фактором восстановления после большинства рецессий в США после Второй мировой войны (the housing sector has been a significant driver of recovery from most recessions in the United States since World War II)

Бернанке скромничает, однако. И немножко привирает в свою пользу.

Да, жилищное строительство и связанный с ним уровень занятости традиционно являются опережающим индикатором бизнес-цикла. Но роль ФРС во всем этом является очень сомнительной. Сомнительной в смысле пользы.

На графике ниже показан объем ипотечного кредитования в США от общего объема банковского кредитования:

2011-09-08_163230

После Второй мировой войны и вплоть до 70-х годов кредитование жилья играло небольшую и стабильную роль в банковском кредитовании. Затем происходит структурное изменение, после которого ипотека стала расти существенно быстрее, чем кредитование остальных видов экономической деятельности. Роль ипотеки в жизнедеятельности банков выросла с менее чем 25% до более чем 50%. Причем этот рост не учитывает кредитование ипотеки через “теневой” банковский сектор.

Что произошло в 70-х годах, всем известно: развал системы Бреттон-вудса и нефтяной шок проложили дорогу неолиберализму и монетаризму в экономическую и политическую жизнь. С тех пор монетарная политика стала играть главенствующую роль в регулировании экономической деятельности, а главным механизмом трансмиссии монетарной политики в экономике стал жилищный рынок и ипотека. Соответственно регулирование экономической деятельности сопровождалось взрывообразным ростом кредитования жилья, темпы которого управлялись процентной политикой ФРС. Под страхом рецессии ФРС снижала процентные ставки, что приводило к новым кредитным вливаниям на жилищном рынке, росту занятости и выходу из рецессии. И так продолжалось до тех пор, пока все не уперлось в стену. И что теперь может предложить Бернанке? Удастся ли Федеральной резервной системе убедить всех и вся в своих способностях перезапустить рынок ипотеки или найти новый источник “роста”, покажет ближайшее время. А СМ будет с интересом за этим наблюдать. Япония вон уже 20 лет старается. Но пока же Бернанке рассказывает бла-бла-бла о том, как много у него еще инструментов за пазухой.

 

Выводы

Выводы простые: а король-то – голый!

Скорее бы уже эта сказка закончилась.