Подпишитесь!

Размышления о макроэкономике и спекуляциях

Эффект Пигмалиона


18 марта 2012 г.

Вот и закончился второй акт Мерлезонского балета. Просьба не отходить от экранов телевизоров и интернета далеко, потому что “красочное представление, часто сочетающее хореографию, вокальную и инструментальную музыку, поэзию и театр” будут продолжено после рекламной паузы.

Однако, немецкие официальные лица уже утверждают, что третий акт не заставит себя долго ждать (искать ссылку на откровения – бесполезно тратить время). Ведь ВВП Греции продолжает катастрофически сокращаться (последний замер составил минус 7.5%), а вместе с ним тают и все надежды “реформаторов” от ЕС на рост греческой экономики, сокращение дефицита бюджета и отношения долга к ВВП.

Кстати, после удачно проведенного крупнейшего в истории дефолта обмена на руках у частного сектора осталось совсем немного облигаций. Явно недостаточно на акт третий. Поэтому в акте третьем страсти будут накаляться уже не вокруг пожертвований анонимных частных инвесторов, а вокруг вполне конкретных государственных лиц, любящих публично поучить весь остальной мир правильной жизни перед теле- и фото-камерами. Впрочем, поживем – увидим.

В греческой мифологии был персонаж – царь Пигмалион. Помимо царствования он был еще и скульптором и влюбился в статую, которую сам и высек. Пигмалион дарил ей подарки, одевал в дорогие одежды, но статуя продолжала оставаться статуей, а любовь безответной:

Это была бы очень грустная история, если бы не богиня любви – Афродита. Но речь не об этом.

В 60-х годах социальный психолог Роберт Розенталь занимался исследованиями, шокирующие результаты которого получили название “эффект Пигмалиона” (в русскоязычной литературе – эффект Розенталя). Шокирующими эти результаты были не в смысле методики исследования, наводящей ужас на читателей, а в смысле последствий для нашего понимания динамики поведения отдельных лиц и социальных групп.

В своем исследовании Роберт Розенталь взял группу школьников, каждому из которых были присвоены случайные результаты их интеллектуального уровня. Затем, согласно этим выдуманным результатам, школьники были разбиты на подгруппы, интеллектуальные “успехи” которых были сообщены учителям. Когда спустя некоторое время Розенталь замерил успехи учеников, он очень удивился, увидев четкую связь между случайными и реальными успехами учеников. В частности Розенталь зафиксировал рост коэффициента IQ почти на треть среднего результата для школьников соответствующего возраста.

Создание среди учителей ожиданий о том, что “умные” школьники покажут более высокие результаты, привело к тому, что школьники показывали более высокие результаты. Иными словами, результаты учеников напрямую зависели от уверенности в них их учителей. Подгруппы, которым были случайным образом приписаны более высокие успехи, в жизни показывали более высокие реальные результаты.

Этот вывод звучит не столь странно, если только не обречь его в другие слова - пророчества самореализуются. Но даже это не столь ужасно.

Самым интересным вопросом в исследовании Розенталя был вопрос о том, что происходит с учениками в менее ”умных” группах. Ведь некоторые из этих учеников были такими же умными, если даже не умнее, как и ученики из “умных” групп. В конце концов деление на группы было абсолютно случайным.

Каково же было удивление Розенталя, когда в ответ на существенный рост результатов в “плохих” группах оценки учителей своих учеников по таким категориям как “персональная работа”, “счастье”, “сопереживание” резко ухудшились. Или словами Розенталя: “Если мир о вас плохо думает, то он будет вас наказывать за ваши же успехи”.

И то, что работает или не работает в школьных классах, в полной мере может быть перенесено на другие сферы жизни. Например, в рабочую среду. Вера работников в собственные способности и потенциал напрямую зависит от того, кто является их руководителем. Чем меньше начальство ожидает от своих подчиненных, тем меньших успехов они достигают. А работники, которые добиваются успехов вопреки ожиданиям руководства, часто “получают” по заслугам. Достаточно знакомая история из обыденной жизни.

Но вернемся в Грецию современности.

Греция борется с невозможным. Ей не только надо улучшить баланс бюджета в условиях катастрофически сокращающейся экономики, что само по себе является подвигом. Но и сделать это против ожиданий всех тех, кто за этим наблюдает. В целом задача посильная лишь для настоящих титанов. И, согласно эффекту Пигмалиона, даже если Греции удастся достигнуть успехов, ее заслуги будут, скорее всего, принижены. Или приписаны Германии и другим официальным лицам от еврозоны.

Кстати, что касается еврозоны, то эффект Пигмалиона применим в том числе и к ней. В условиях, когда в еврозону и ее будущее мало кто верит, ее успехи будут такими же. Ведь пророчества самореализуются.

В этой ситуации надежда остается лишь на эффект Галатеи. Согласно греческой мифологии именно таким именем Пигмалион назвал свою статую.

Считается, что эффект Галатеи обладает еще большей силой, чем эффект Пигмалиона. Он состоит в том, что руководитель, который отказывается верить в то, его работники являются плохими, может изменить социальную динамику группы и удивить остальных ее результатами. Такие руководители побеждают, потому что они думают, что должны побеждать независимо от того, что о них думают другие. Люди, которые изменяют мир, принадлежат обычно этой категории.

К сожалению, политических лидеров, которые могут изменить этот мир, уже давно не существует. И уж тем более в еврозоне. Но история ведь на этом не может закончится?!