Подпишитесь!

Размышления о макроэкономике и спекуляциях

Слово о деньгах


12 апреля 2010 г.

Деньги… как много в этом звуке
Для сердца капиталистического слилось!
Как много в нем отозвалось!

Полтора года назад, когда Скромное мнение удалилось на неделю в отпуск, случился Lehman Brothers. Перед уходом в свой весенний отпуск две недели назад, Скромное мнение уже радовалось весне, солнцу, новым листьям на деревьях, а также пению птиц… Никаких закономерностей – все совпадения случайны. Хотя уже становится очень интересно, что творится в офисе. Но туда Скромное мнение попадет только завтра.

Итак, что же происходило в последние две недели:

  1. В США официально закончилось “количественное послабление” (какое слово-то ужасное…, но Скромное мнение официально сверилось со словарем)
  2. Высшие должностные лица Китая и США играют в пинг-понг – быть или не быть валютным манипулятором?
  3. Еврозона агонизирует, Греция в панике, но немцы продолжают гнуть свое – современная разновидность экономического садо-мазохизма.

Что общего в этих вырванных событиях?

Клиническое отсутствие понимания природы современных денег.

Далекие 39 лет назад мир отказался от золотого стандарта и фиксированных обменных курсов и перешел к системе бумажных денег и плавающих обменных курсов. При этом плавающий обменный курс является таким же ключевым свойством современных денег, как и их необеспеченность. Все фокусы с фиксацией курса лишают государство суверенитета в его экономической политике. При этом экономическая политика подчиняется политической цели сохранения случайным образом установленного обменного курса, возвращая страну в извращенное подобие золотого стандарта.

К сожалению экономические шаманы из МВФ продолжают навязывать отсталым странам фиксацию обменного курса. На их горе Китай принял эту рекомендацию слишком близко к сердцу. Теперь “эксперты” относят Китай к таким же исключениям из теории макроэкономики, к каким уже 20 лет относится Япония. Очень странно, что вторая и третья по размерам экономики мира являются исключениями из современных макроэкономических догм. Но ведь Азия… кто ж их поймет?!

Бумажные (декретные) деньги по определению ничем не обеспечены. Это приводит к разумному вопросу о том, что именно заставляет продавцов реальных товаров и (трудовых) услуг принимать их в качестве оплаты при продаже своих товаров и услуг. Классическое объяснение монетаристов (деньги есть устоявшееся средство платежа), не влазит со своей наивностью ни в какие ворота:

Государство обязывает граждан принимать банкноты и монеты в качестве законного средства платежа на данной территории

Вот и весь декрет, устанавливающий декретные деньги.

Если все в этом мире так легко, то почему ни одно государство до сих пор не догадалось обязать граждан установить светлое будущее уже сейчас через отмену бедности, безграмотности, наследственных болезней, преступности, войн, засух, наводнений, землетрясений, а также признать Санта-Клауса и Деда Мороза преступниками, нарушающим Декрет и с детства приучающих детей к бартеру?

Это не считая того факта, что обмен декретных денег на реальные товары описывается ценой, а не декретом, и если кому-то цена не нравится, то и обмена не будет. И никого ни к чему нельзя обязать.

В противовес монетаристским фантазиям реальный спрос в экономике на декретные деньги создается не декретом, описанным выше, а налоговым кодексом, который определяет, в том числе, и наказания за невыполнение установленных налоговых обязательств. И кто бы мог подумать?! Декретные деньги очень удобно обладают уникальной способностью погашать налоговые обязательства частного сектора перед государством. Именно таким образом европейцы навязывали собственные деньги в африканских колониях – через введение налоговых обязательств, которые автоматически приводили к номинальному спросу на их деньги. И вполне возможно что когда-нибудь уникальная особенность декретных денег приведет их и к монетаристскому “устоявшемуся средству платежа” даже внутри частного сектора, хотя внутри себя частный сектор может и занимается чем угодно независимо от декретов.

Государство по определению есть монопольный источник собственных декретных денег. Следовательно, расходы государства являются единственным источником декретных денег в частном секторе. Частный сектор ввиду существующих налоговых обязательств вынужден продавать собственные товары и (трудовые) услуги государству в обмен на его декретные деньги. Если расходы государства равны взимаемым налогам, частный сектор возвращает все заработанные деньги государству. Если расходы государства превышают взимаемые налоги (дефицит бюджета), то частный сектор оставляет себе (сберегает) разницу. Если налоги превышают расходы (профицит бюджета), то частный сектор вынужден использовать свои предыдущие сбережения для погашения текущих налоговых обязательств.

Скромное мнение просит отметить причинно-следственную последовательность: в системе бумажных денег расходы государства финансируют налоги, которые частный сектор обязан платить государству. Частный сектор не сможет заплатить налоги до тех пор, как государство не проведет расходы. Аналогично этому частный сектор не сможет купить выпускаемые государственные облигации, пока государство не проведет расходы. Таким образом, выпуск государственных облигаций преследует цели, которые не имеют ничего общего с финансированием государственных расходов.

В системе бумажных денег и плавающих обменных курсов у суверенного государства с собственной валютой всегда есть деньги для проведения требуемых расходов. От того, сколько государство потратило вчера, позавчера или когда бы то ни было, его способность проводить расходы сегодня или завтра никоим образом не ущемляется. Государственный бюджет несет бухгалтерско-учетный смысл, а не финансовый, и вопрос о количестве собственных денег для государства лишен смысла. Государство не может обладать или не обладать собственными деньгами, поскольку является их монопольным источником.

Наличие банковской системы и банковского кредитования усложняет картину.

Банковская система является частью частного сектора. Однако банки получают от государства лицензию на использование названия национальной денежной единицы в коммерческих целях. Принципиальное отличие государственных денег от банковских заключается в том, что согласно определению бумажно-декретных денег государственные деньги ни чем не обеспечены, в то время как банковские деньги вследствие бухгалтерских проводок в рамках банковского баланса обеспечены равными по размерам финансовыми обязательствами в частном секторе. Данные финансовые обязательства часто также подкрепляются наличием дополнительного обеспечения в виде материальных активов (залога). В целях избегания путаницы, государственные деньги называются резервными, а банковские деньги – кредитными.

Итак, банки получают от государства лицензию на использование названия национальной денежной единицы и это дает им право создавать кредитные деньги. Однако вопреки повальному убеждению для создания кредитных денег банкам не нужны депозиты, потому что не депозиты приводят к кредитам, а кредиты создают депозиты. Вследствие бухгалтерских проводок кредитный договор в момент момент его подписания заемщиком становится активом на балансе банка, зачисленные на счет заемщика кредитные деньги (депозит) становятся пассивом на балансе банка, а сам баланс банка увеличивается на сумму кредита/депозита. Если же счет заемщика находится в другом банке, то необходимо говорить о балансе банковской системы в целом. К сожалению, данное заблуждение настолько крепко въелось в мозги обывателей, что даже людям, проведшим всю свою сознательную жизнь в банковском бизнесе, очень тяжело отказаться от этого мифа, являющегося бездумным наследием золотого стандарта. Но из опыта Скромного мнения следует, что даже столь заинтересованные люди в состоянии признать этот простой факт бухгалтерского учета.

Отличие резервных денег от кредитных означает, что ни одна финансовая транзакция в частном секторе не может изменить количество резервных денег в экономике. Удобной абстракцией данного факта является деление всех финансовых отношений в экономике на вертикальные и горизонтальные. Любые финансовые транзакции между государством и частным сектором приводят к изменению резервных денег в экономике и являются вертикальными транзакциями. Любые финансовые транзакции внутри частного сектора не могут изменить количество резервных денег, но могут изменить количество кредитных денег в экономике и являются горизонтальными транзакциями.

Следующим важным вопросом является единство правительства и центрального банка. По этому поводу, который они сами же и придумали, очень любят поистерить неолибералы, целью которых всегда являются эмоции страха. Однако к их сожалению независимо от юридических курьезов (например в США), центральный банк является также же органом государства, как и правительство. Выделение центрального банка в отдельную структуру с политически случайной юридической формой собственности, отчетности и ответственности никоим образом не влияет на операционную сущность отношений между центральным банком и министерством финансов, представляющими собой консолидированный государственный сектор по отношению к частному сектору экономики.

С операционной точки зрения ничего в мире не изменилось бы, если бы центральный банк был таким же подразделением в рамках правительства, как министерство финансов: первое бы отвечало за монетарную политику, а второе – за фискальную. Причем обе политики соответствовали бы общим экономическим целям правительства, которое в демократическом государстве в течение конкретного срока исполняет задачи, делегированные ему электоратом. И в каждом государстве предусмотрен механизм досрочного роспуска правительства, в случае если оно не справляется с делегированными ему функциями. Все истерики про независимость центрального банка имеют своей целью противопоставление желаний электората интересам олигархической верхушки финансово-промышленных структур, хотя электорат имеет полное право контроля и управления монетарной политикой в собственных целях, какими бы они не были.

Роль центрального банка и монетарной политики сводится к управлению процентными ставками и обеспечению функционирования платежной системы и стабильности банковской системы. И хотя управление процентными ставками является супергрубым инструментом контроля за бизнес-циклом (ускорения и замедления экономики), функционирование платежной и стабильность банковской систем являются абсолютно легитимными задачами. В противоположность всеобщему мнению управление денежной массой посредством мультипликатора денег не входит в сферу возможностей центрального банка. И хотя мультипликатор как таковой можно рассчитать по факту, его экономический смысл не превышает экономического смысла отношения географической долготы к широте главного офиса центрального банка.

К сожалению идея денежного мультипликатора была слишком глубоко запрограммирована в умах общественности, чтобы вызывать массовое отторжение своим идиотизмом. Смысл мультипликатора денег заключается в том, что с его помощью денежная база (обязательные банковские резервы плюс наличные деньги) преобразуется в широкую денежную массу, которая через количественную теорию денег ведет или не ведет к инфляции (последний раз этой теме Скромное мнение уделяло внимание тут). Этот подход позволял неолибералам управлять влиянием фискальной политики на экономику.

Причина существования мифа о мультипликаторе денег скрывается в непонимании принципов функционирования банков, а именно того бухгалтерского факта, что кредиты создают депозиты. Процесс выдачи банком кредита никоим образом не зависит от наличия у него избыточных резервов (депозитов), а обусловлен лишь достаточностью капитала и наличием кредитоспособного заемщика. Отсюда вытекает бесполезность истерики по поводу применения и окончания программ количественного послабления, суть которых сводится к раздуванию количества резервов в банковской системе. Влияние этих программ на способность банков выдавать кредиты равно абсолютному НУЛЮ:

image

Требования к обязательным резервам являются анахронизмом золотого стандарта и не выполняют никаких функций в современной денежной системе. В мире существует много развитых стран, где требования к обязательные резервам равны нулю (например, Великобритания), и ничего… “не жужжат”. Если на отчетную дату в распоряжении банка не имеется достаточно резервов для удовлетворения установленных требований, то банк занимает недостающие резервы на межбанковском рынке или, в крайнем случае, напрямую у центрального банка. При этом операции непосредственно с центральным банком происходят по “штрафной” ставке. Это говорит лишь о том, что банки готовы выдавать кредиты, если ставка по кредитам превышает штрафную ставку центрального банка. Идея о том, что банки вынуждены “финансировать” рост своего баланса через привлечение избыточных резервов, также является анахронизмом золотого стандарта, т.к. количество резервов само по себе не имеет отношения к способности банков к кредитованию, но стоимость резервов оказывает влияние на кредитные операции банка. Рост банковского баланса происходит через кредитование, которое после факта выдачи кредита обеспечивается необходимыми резервами. Тем не менее несмотря на полный, хотя и ожидаемый провал программ количественного послабления в стимулировании кредитования реальной экономики, некоторые шаманы продолжают серьезно обсуждать продление или расширение данных программ. Печально…

Более того, банк не может выдать кредит, используя свои резервы, потому что банковские резервы существуют только в рамках межбанковской платежной системы. Независимо от установленных требований к обязательным резервам или отсутствия оных банкам для проведения платежей необходимы деньги свободные от обязательств в частном секторе (банки не могут проводить платежи кредитами). Если у банка не хватает резервов для выполнения платежей, банк вынужден занимать эти резервы на межбанковском рынке по цене, сложившейся на этом рынке. В США такой ценой является ставка Fed Funds Rate, в Лондоне это ставка LIBOR, во Франкфурте - EURIBOR, в Москве - MosPrime Rate и так далее. Стоимость резервов является фактором, влияющим на решения о кредитовании, но сами по себе банковские резервы никогда не покидают межбанковскую систему. Следовательно, банки не выдают кредиты банковскими резервами, потому что банковские резервы служат только для проведения межбанковских расчетов.

Процентная политика центрального банка преследует цель контроля краткосрочных процентных ставок межбанковского рынка на заданном уровне базовой ставки рефинансирования. Если ставки межбанковского рынка отклоняются от целевого значения, центральный банк вынужден вмешиваться посредством проведения операций на открытом рынке (на русском), влияя на предложение или спрос на банковские резервы через покупку или продажу ценных бумаг или иных финансовых активов (например, иностранной валюты или золота).

В спокойные времена центральному банку удается хорошо управлять ликвидностью на межбанковском рынке и следовательно реализовывать свою процентную политику. На нижней части графика отчетливо видно, насколько несущественной была разница между целевой ставкой ФРС США и ставкой межбанковского рынка вплоть до середины 2007 года. Последовавший затем рост волатильности вылился в сентябре-октябре 2008 года в практически полную дисфункцию межбанковского рынка, и 7 октября 2008 года разница между двумя ставками достигла максимума в 97 базисных пунктов (или 0.97 процентных пункта):

image

Проводя операции на открытом рынке, центральный банк изменяет структуру активов в банковской системе, обменивая банковские резервы на иной финансовый инструмент и обратно. В качестве иного финансового инструмента обычно выступают государственные облигации, т.к. государственные облигации являются самым близким эквивалентом банковских резервов.

Другим источником банковских резервов являются расходы бюджета. В случае наличия дефицита бюджета разница между расходами бюджета и взимаемыми налогами остается в банковской системе в виде чистого роста банковских резервов. Избыток банковских резервов сверх спроса на них со стороны банков приводит к давлению на процентные ставки в сторону их понижения. Таким образом, вопреки очередной фантазии монетаристов, дефициты бюджета ведут к падению межбанковских процентных ставок, а не их росту. И если межбанковские ставки опускаются ниже уровня ставки рефинансирования центрального банка, то центральный банк вынужден вмешаться и изъять избыточные резервы, обычно продавая государственные облигации из собственного портфеля.

Это означает, что в отсутствие процентной политики центрального банка процентные ставки на межбанковском рынке были бы равны… о монетаристский ужас!… НУЛЮ.

Это также означает, что при отсутствии посторонних механизмов последовательные дефициты бюджета рано или поздно приведут к тому, что в портфеле центрального банка закончатся финансовые инструменты, которые он мог бы продавать в рамках операций на открытом рынке в целях изъятия избыточных резервов. Следовательно, процентные ставки рано или поздно все равно упадут до НУЛЯ независимо от желаний центрального банка.

Опа-ла… Оказывается, центральный банк и его монетарная политика являются заложником фискальной политики правительства. Естественно им не хочется быть пешками в руках государства, и они отчаянно этому сопротивляются. Вместе со своими так называемыми рынками капитала!

Однако, механизмы контроля за уровнем резервов в межбанковской системе существуют. Главным из них является продажа министерством финансов облигаций. Отсюда вывод: выпуск государственных облигаций является монетарной операцией, направленной на поддержание установленной процентной политики центрального банка. Продажа облигаций министерством финансов  является одним из типов вертикальных транзакций между государством и частным сектором. Она приводит к изъятию из банковской системы резервных денег, которые министерство финансов уже успело потратить ранее, и как следствие выполняет функцию, преследуемую процентной политикой центрального банка.

Некоторые особо пугливые монетаристы утверждают, что когда-нибудь инвесторы перестанут покупать облигации или потребуют более высокую доходность. Якобы “у нас дураков нет”. Ну и пусть не покупают! Только Скромному мнению жутко интересно, в каком именно банке Китай собирается хранить свои приблизительно 800 млрд долларов (т.е. не считая косвенных владений). Можно попробовать угадать? Citibank? О, это, безусловно, поможет ликвидности данного банка, но вследствие проводимой процентной политики, доход от этих денег будет получать банк, а не Китай. Так называемым финансовым рынкам государственные облигации намного нужнее, чем государству так называемые финансовые рынки.

В связи с растущими размерами государственного долга некоторые истеричные типы австрийского толка пугают обывателей неизбежными и заоблачными налогами в самом ближайшем будущем. Однако в любом демократическом обществе конкретный уровень налогов устанавливается в результате политического консенсуса. Захочет консенсус повысить налоги – повысит, захочет понизить – понизит, но сам уровень налогов зависит не от расходов государства в предыдущих периодах, а от того, какие социально-экономические функции и в каком объеме консенсус захочет делегировать государству. Что касается процентных платежей по государственным облигациям, то они являются таким же расходами бюджета (доходами частного сектора), как и расходы, например, на безопасность.

Некоторых шаманов с рынков капитала беспокоит отношение объема выпущенных облигаций к размеру ВВП. В частности, сильно нашумевшие Рейнхарт и Рогофф в своей совместной работе “На этот раз будет иначе” утверждают, что, когда размер государственного долга приближается к 90% ВВП, рост экономики замедляется на 1 и более процентных пункта. Если это так страшно, то в таком случае государство может прекратить выпускать облигации как таковые, и проблема долга и роста ВВП будет автоматически решена. Если же при таком сценарии кого-то начнет беспокоить судьба процентной политики, то альтернативным механизмом контроля над избыточными резервами в банковской системе является выплата центральным банком процентов по банковским резервам. Размер выплачиваемых процентов тогда будет определять нижнюю границу процентных ставок на межбанковском рынке.

Иных шаманов беспокоит суверенный рейтинг. Если до текущего кризиса еще у кого и были сомнения, то сейчас уже всем понятно - рейтинговые агентства пора разогнать. Япония еще в начале 2000-х четко показала рейтинговым агентствам, где находится их место в иерархии экономической мысли. У суверенного государства в системе бумажных денег и плавающих обменных курсов риск экономического дефолта равен абсолютному нулю, потому что такое государство никогда не ограничено в своих расходах в собственной валюте. У такого государства существует риск политического дефолта, если на то будет воля политического консенсуса. Однако рейтинговые агентства не обладают экспертными познаниями в этой области.

И наконец, ряд обывателей беспокоится о внешнем финансировании, якобы необходимом государству для развития экономики. К сожалению такая логика автоматически подразумевает, что те, кто не родился в США, по определению обречены пресмыкаться перед иностранными кредиторами. Целями государства являются обеспечение безопасности и правопорядка, предоставление качественного образования и медицинского обслуживания, развитие инфраструктуры и т.п. Эти задачи полностью совместимы с использованием исключительно внутренних финансовых ресурсов. Всестороннее достижение этих целей будет стимулировать развитие частного сектора в любом направлении, которое выберет сам частный сектор, а высокий уровень жизни повысит привлекательность национального рынка для иностранных инвесторов. Государство также может стимулировать развитие импортозамещающих технологий и производств или ограничивать спрос на импортные товары, если на то будет необходимость (при этом не стоит забывать, что импорт является прямой выгодой, а экспорт – издержками). Государство не обязано отвечать за потребности частного сектора в иностранной валюте, которые определяются экономической целесообразностью (выгодой) в рамках самого частного сектора. Вмешательство государства в эти процессы равносильно дотациям и преференциям. Но даже если и “нет”, то торговля возникла намного раньше первых государств и их денег и никогда еще не мешала миру развиваться.

Все! Достаточно для двухнедельной паузы. И больше сил все равно уже нет…

Главный вывод заключается в том, что логика современным бумажных денег и плавающих обменных курсов очень часто является копией с точностью до наоборот логики денег из золотого стандарта или иным образом фиксированных обменных курсов. Золотой стандарт за окном закончился почти 40 лет назад, а учебники по макроэкономике так и забыли переписать.

6 комментариев:

  1. Интересная статья. Спасибо

    ОтветитьУдалить
  2. Спасибо за изложение своего взгляда. У меня нет сейчас времени подробно комментировать эту статью, я улетаю на месяц, но хочу некоторые вещи все-таки уже сейчас откомментировать:

    >>Если расходы государства равны взимаемым налогам,

    Первичная эмиссия осуществляется не только через расходы государства, но и через покупку активов у насления. Например, если население считает, что у него слишком много валюты, то оно может продать эту валюту ЦБ и получить свеженапечатанные деньги.

    Действительно, если объм эмитируемых денег превышает объём утилизируемых, то денежная масса в стране возрастает. Но при этом количество товаров не меняется, а следовательно меняется курс (цены). Поэтому частному сектору пофиг сколько у него денег, любое их количество будет обозначать одно и тоже количество реальных благ.

    >>Вследствие бухгалтерских проводок кредитный договор в момент момент его подписания заемщиком становится активом на балансе банка, зачисленные на счет заемщика кредитные деньги (депозит) становятся пассивом на балансе банка, а сам баланс банка увеличивается на сумму кредита/депозита.

    Нет. Если у банка есть Х реальных денег, то ему позволяют создать лишь k*x недег, при этом все его наличные деньги он будет хранить уже на счете в ЦБ. То есть первые деньги должны быть депозитными.
    Представьте, что есть 2 классической "золотой" схемы банка с частичными резервами, которые дают друг другу кредиты и принадлежат одному владельцу. Пусть у этого владельца Х денег в одном банке. Он даёт эти деньги в долг другому банку. И через мультипликатор получается, что эти 2 банка ведут себя сообща КАК ЕСЛИ БЫ они создавали деньги проводками .


    >>хотя электорат имеет полное право контроля и управления монетарной политикой в собственных целях, какими бы они не были.
    В этом основное отличие республики от демократии. В демократии власть принадлежит народу, в ней нет законов; в республике народ лишь выбирает представительные органы, которые принимают законы, которыми руководствуется все общество в дальнейшем. В республике народ не может, например, взять и поделить собственность, даже если за такое развитие событий будет большинство. Им нужно будет сначала изменить конституцию (законы). А если в конституции написано, что это можно сделать только через референдум и 80 процентное одобрение, то единственный реальный способ -- революция. Вот и природа республики.
    А в демократии люди могут проголовать за своё рабство, если им того захочется. (а также за казнь евреев, ведьм и колдунов)

    ОтветитьУдалить
  3. Comecra, не придираясь к словам, расходы государства включают в себя также и покупку у населения активов, в том числе инстранной валюты. Я не стремлюсь разделять операции центального банка и министерства финансов, потому что функционально они должны преследовать общие цели. (Хотя очевидно, что в условиях фиксированных обменных курсов их цели являются зачастую противоположными, но это тема иного разговора).

    Отношения количества государственных денег в частном секторе (денежная база) к количеству реальных благ не имеет экономического смысла, т.е. не транслируется в цену благ ни на прямую, ни через мультипликатор. Причина этого заключается в том, что банковский сектор в состоянии генерировать собственные деньги (и, как следствие, спрос на реальные блага). Государство имеет механизмы контроля над этим процессом, но эффективность этого контроля крайне сильно смещена в сторону ограничения роста банковских денег, а не его стимулирования.

    Наличие или отсутствие депозитов у банка не ограничивает его способность к кредитованию. Отрицая этот факт, вы отрицаете принципы бухгалтерского учета. Они могут быть неверны, но пока никто не осмелился их оспорить. Если же вы согласны с этими принципами и моим описанием процесса кредитования, то из него следует указанный мой вывод.

    Вы частично правы в том, что любому банку требуется первоначальный депозит. Им является его капитал и банки при кредитовании ограничены собственным капиталом. Требования к капиталу устанавливаются законодательно. Процесс кредитования ведет к прямому созданию денег – депозитов на счетах заемщиков. Этот процесс ограничен только капиталом и наличием кредитоспособных заемщиков, но никак не количеством депозитов. Вы можете ссылаться на мультипликатор, но центральный банк всегда будет готов предоставить банковской системе требуемые депозиты, если межбанковские процентные ставки начнут расти. Это есть операционный факт межбанковского рынка.

    ОтветитьУдалить
  4. "Требования к капиталу устанавливаются законодательно. Процесс кредитования ведет к прямому созданию денег – депозитов на счетах заемщиков. Этот процесс ограничен только капиталом и наличием кредитоспособных заемщиков, но никак не количеством депозитов."

    Процесс кредитования или другими словами, наращивания долгов, как показала история, не ограничен ничем. Даже здравым смыслом.
    И это будет продолжаться до тех пор, пока финкап не спишут на свалку.

    ОтветитьУдалить
  5. Я бы очень хотел разобраться в этой нехитрой арифметике: я чувствую, что автор прекрасно разбирается во всех тонкостях дела. Но наличие значительного количества малопонятных для меня слов затрудняет мою задачу. Единственное, что уже понятно, что многие экономические "гении" также слабо в этом разбираются, как и я. Может когда-нибудь в моей голове появится некоторая ясность в денежных макро-вопросах, но нельзя ли автору сформулировать правила, как если бы президентом или хотя бы министром финансов некоторой У_Краины был он, что бы он изменил
    для пользы этой страны в её финансовом и не только поведении?
    Правильно ли я понял, что импортировать можно, как Греция, безудержно? Что профициты Клинтона стали причиной кризиса, а не безумные расходы Буша? Ваши парадоксы могут свести с ума "классических" монетаристов, я думаю...

    ОтветитьУдалить
  6. Genry, вы задаете хороший вопрос, но на который нельзя ответить в двух словах.

    Президенту и министру финансов стоило бы понять, какие возможности им предоставляет современная денежная система, в которой курсы валют являются плавающими, а сами валюты ничем не обеспечены. Следующим шагом будет понимание того факта (которое и так уже существует, но связано со необоснованными страхами), что государство не ограничено финансовым образом в своих расходах. Это является принципиальным отличием государства от нас с вами, поскольку мы всегда должны финансировать свои расходы через доходы, продажу активов или кредиты.

    То, что государство не ограничено финансовым образом, не означает, что оно может сразу же начать тратить деньги. Любая экономика имеет вполне конкретный предел своих производственных возможностей. Если расходы в экономике начнут превышать производственные возможности, то естественным образом вырастут цены. Отсюда следует простой вывод номер один: оптимальный баланс бюджета - это такой баланс (профицит или дефицит), который задействует все без остатка производственные возможности экономики, но при этом не вызывает ее перегрузки.

    Однако, в любой рыночной экономике существуют узкие места, т.е. места, в которых спрос превышает предложение. Для регулирования этих процессов государство может использовать фискальную политику, либо ограничивая спрос в узких местах, либо стимулируя в них предложение (рост производства).

    В данный момент времени в качестве регулятора спроса и предложения, а, как следствие, и инфляции используются процентные ставки. Но они являются слишком грубым инструментом и влиют на всю экономику в целом, а не только на ее узкие места. Последствием этого влияния является, в первую очередь, безработица, которая используется в качестве механизма, подавляющего инфляцию. Иронично то, что это противоречит основному принципу экономики - полное и оптимальное использование ресурсов в целях удовлетворения неограниченных потребностей.

    Поскольку процентные ставки являются таким грубым инструментом, а их влияние на экономику таким сложным, то монетаризм и центральные банки придумывают супер-хитрые, насыщенные умеренно сложной математикой модели, которыми пытаются понять, объяснить и предсказать, какой же эффект изменение процентных ставок будет иметь на реальную экономику. Однако, ни их модели, ни они сами ничего этого не знают. Кризис за окном является тому упрямым подтверждением. У обывателей же сложилось неверное впечатление, что экономика - это очень сложно, понять ее нельзя, и поэтому пусть банкиры этим занимаются. И очень зря.

    ОтветитьУдалить