Подпишитесь!

Размышления о макроэкономике и спекуляциях

Основы национального счетоводства для чайников


31 января 2010 г.

Данный текст запрещен к распространению на территории Чикаго, центральных банков, министерств финансов, а также прогрессивных экономических мыслительных центров. Несоблюдение данного требования ведет к интеллектуальному ступору и требует перезагрузки мозговой системы.

Скромное мнение вдруг обнаружило, что в момент, когда на рынках наблюдается второе по величине падение с марта 2009 года (в относительном выражении), то о рынке даже спекулировать становится неинтересно:

imageНа этот раз даже исключительно положительный рост ВВП на 5.7% по сравнению с ожидавшимися жалкими 4.6% не изменил настроений рынка. Видимо, потому что затейник-конспиратор Goldman Sachs всех предупредил заранее, а также потому, что еще свежи воспоминания, оставшиеся после роста в предыдущем квартале, когда начальное магическое значение в 3.5% в итоге превратилось в 2.2%. Скромное мнение уже предупреждало о вероятности такого же сценария и на этот раз.

А в это время на других фронтах на невинного обывателя со всех сторон идет психологическая атака бюджетных дефицитов. Вот уже и Обама в своем обращении к нации оповестил электорат о том, что пора начинать урезать расходы, но только не раньше следующих выборов и не в ВПК. А перед этим весь мир потрясла новость из рейтингового агентства “Саша и Петя”, которое понизило свой прогноз долгосрочного суверенного рейтинга Японии, сохранив сам рейтинг на прежнем уровне. Как будто мнение студентов первых курсов экономических университетов, работающих в агентстве Саши и Пети в должностях аналитиков, что-либо значит для правительства суверенного государства Япония. Особенно, если их обвинения сводятся к “Japan's fiscal flexibility has diminished”, т.е. к сократившейся фискальной гибкости Японии. Видимо осенью прошлого года на последних выбора в Японии электорат дал будущему Премьер-министру строгий наказ перед утверждением бюджета обязательно проконсультироваться у Саши и Пети по поводу своей и бюджета фискальной гибкости. Хотя с другой стороны, Премьер-министру Японии уже приходилось слышать подобные обвинения около 10 лет назад, когда другие студенты из агентства Moody’s понизили рейтинг страны (4 раза), но только лишь для того, чтобы начиная с 2007 четыре раза его повысить. Очевидно, что когда тогдашние студенты из Moody’s учили Японию жить, сегодняшние студенты из Саши и Пети ходили в начальные классы школы и могли пропустить столь важные макроэкономические дебаты. Но Скромное мнение готово главную идею дебатов просуммировать в одном коротком и удобном для цитирования предложении: В системе бумажных денег с плавающими обменными курсами суверенное государство в собственной валюте может тратить столько денег и тогда, на сколько и на когда оно получит мандат от собственных граждан. Таким образом может тратить, а может и не тратить, и если электорат на выборах выдал правительству мандат на категорическое улучшение социального обеспечения населения страны, то так тому и быть. А студентов из Саши с Петей правительство Японии может объявить в международный розыск за саботаж и подрыв национальной безопасности, а также авторитета правительства.

Но обратимся к фактам, а точнее к бухгалтерии, которой учат всех студентов экономических университетов, начиная с первого семестра. К сожалению, такая скучная наука обычно вызубривается и затем забывается студентами сразу же после зимней сессии в стремлении освободить место для новых истинных знаний. И это зря. Бухгалтерия не является описанием какой-либо теории с аксиомами, предположениями, теоремами и выводами. Ее призвание заключается в объективном отражении реальности такой, какая она есть, а не как она видится гимнастам ума из Чикаго или иных университетов. Итак, основы национального счетоводства для чайников…

В рамках национальных счетов ВВП на основе расходов состоит из следующих компонентов:

Y = C + I + G + (X – M),

где Y есть ВВП, C – потребление, I – инвестиции, G – расходы государства, а (X – M) представляет собой чистый экспорт.

С другой стороны ВВП может считаться по назначению доходов, а именно на какие цели были использованы полученные доходы:

Y = C + S + T,

где Y есть ВВП, C – потребление, S – сбережения, а T – налоги.

Скромное мнение хочет отметить, что в формулах выше отсутствует магия или теория и они являются простой констатацией бухгалтерских фактов. Следующие алгебраические операции также не представляют собой магию.

Поскольку оба равенства выше описывают ВВП, следовательно, их правые части математически равны между собой, т.е.

C + S + T = C + I + G + (X – M)

или, сокращая из обеих частей C, получаем

S + T = I + G + (X – M)

Совершаем некоторые алгебраические перестановки и приходим к следующему равенству:

(S - I) =  (G - T) + (X – M)

Уравнение выше описывает секторальные балансы в экономике:

Оно говорит, что суммарные сбережения частного сектора за минусом расходов на инвестиции равны дефициту государственного бюджета и чистому экспорту, где чистый экспорт представляет собой вклад нерезидентов в сбережения резидентов.

Да, это звучит очень скучно, и видимо поэтому предельная склонность и сама склонность к запоминанию у студентов сразу же становятся равными нулю, но на основе этого уравнения можно рассказывать истории о любой стране, подставляя в него различные числа.

Например, в случае внешнего дефицита (X – M < 0) и профицита бюджета (G – T < 0), частный сектор должен быть в дефиците (S – I < 0) для того, чтобы равенство сохранялось. Именно эта ситуация и наблюдалась еще совсем недавно в большей части развитого мира, где неолибералы полностью подчинили себе умы людей. Частный сектор некоторое время может выдержать подобную нагрузку (в виде расходов), но такая экономика является неустойчивой, и в итоге получается то, что мы сейчас имеем.

Двумя важными исключениями из развитого мира являются Норвегия и Япония.

В Норвегии нефтяной экспорт приводит к настолько большому профициту по счету текущих операций (X – M > 0), что позволяет находиться в профиците и частному сектору (S – I > 0), и государству (G – T < 0). Если бы в Норвегии государство имело в этой ситуации дефицит бюджета, то суммарный объем расходов в экономике превысил бы ее производственные возможности, что неизбежно привело бы к инфляции.

В Японии стремление частного сектора откладывать деньги является настолько сильным (S > I), что при существующем чистом экспорте (X > M) государство вынуждено иметь огромные дефициты бюджета (G > T) для того, чтобы удовлетворить стремление частного сектора. И здесь становится совершенно очевидным, что студенты из рейтингового агентства “Саша и Петя” пропускали лекции в первом семестре. Или становится сомнительным, проходили ли они интервью перед приемом на работу. Да, ситуация в Японии является очень сложной, но причины сложности заключаются совсем не в размерах дефицита бюджета, а в решениях частного сектора сберегать, заложником которых стало государство, вынужденное иметь огромные дефициты, предотвращающие полный коллапс внутренней экономики. Именно по причине ненасытного желания частного сектора сберегать, экономика находится в состоянии дефляции, правительство Японии никогда не имело проблем с продажей государственных облигаций, а процентные ставки уверенно остаются вблизи нуля уже долгие годы. Проблемы Японии никоим образом не могут быть решены путем сокращения дефицита бюджета, а только через уменьшение желаний частного сектора к сбережениям, т.е. через кардинальную реформу социальной системы. К похожим целям (хотя скорее всего неосознанно) и стремится пришедшая к власти летом прошлого года Демократическая партия Японии.

Очевидно, что государство как монопольный источник денег является единственным сектором, который может удовлетворить желание частного сектора копить деньги, и происходит это через дефициты бюджета, которые приводят к увеличению чистых финансовых активов в экономике (т.е. росту чистых сбережений частного сектора). Соответственно профицит бюджета приводит к обратной операции. В закрытой экономике (X – M = 0) дефициты бюджета в точности равны росту чистых сбережений частного сектора. В открытой экономике принцип сохраняется, но в дополнение к желаниям национального частного сектора действия зарубежного сектора также влияют на дефицита государственного бюджета.

В заключение остается указать, что стремление неолиберализма к профицитам бюджета, скармливаемое электорату под эгидой роста национальных сбережений, является полным идиотизмом согласно элементарным бухгалтерским принципам, созданным, чтобы отражать существующую в этой вселенной реальность. Гимнасты ума из Чикаго, сотрудники центральных банков и министерств финансов, члены прогрессивных экономических центров, а также аналитики рейтинговых агентств ЗАПОМНИТЕ наконец-то следующее:

Если частный сектор желает копить деньги, то при наличии дефицита экспортных операций государство вынуждено иметь дефицит бюджета, если только оно (государство) не стремится к падению ВВП, занятости и тому подобным прелестям.

Но падение ВВП, занятости и тому подобные прелести совершенно не означают, что желание частного сектора копить деньги уменьшится. Скорее всего будет совсем наоборот.

Бернанке на мыло!


26 января 2010 г.

Преамбула

Данный пост был начат еще в преддверии праздников. Однако вскоре они неожиданно все-таки наступили, что замедлило скорость словоблудия до нуля. Тем временем Скромное мнение дошло до этих выводов. Результатом новогодних похмельных размышлений стало желание развеять безграничные объемы лжи, которая постоянно сыплется на уши и проецируется на глаза ни о чем неподозревающего электората.

В любом процессе элементарная логика требует начинать с начала – самого простого, а следовательно данный черновик должен был бы отправиться в архив до лучших времен. Однако два события, произошедшие с начала года, побудили Скромное мнение пойти вопреки логике: во-первых, это повышение китайским центральным банком резервных требований, а во-вторых, стремительно растущие шансы, что Бен Бернанке скоропостижно отправится а) в ряды безработных (это хорошо), б) на пенсию (и это хорошо) или в) вернется к проверке дипломных работ студентов (а это очень плохо). Во многом благодаря тому, что студентов экономических факультетов уже в первом семестре отучивают думать, в этом мире никто не знает, что же надо делать с текущим кризисом. Бенджамин самым непосредственным образом приложил свою легкую руку и к образованию, и к политике. Так что пожелаем ему провести спокойную пенсию вместе с Гринспаном. Пусть лучше играют в гольф.

Ну а ниже Скромное мнение представляет дописанный и в рамках изменившихся целей переработанный опус.

Нужны ли центральные банки? Для тех кто любит читать детективы с конца, ответ – жирное НЕТ. Те, кто читает все по порядку, тоже уже догадываются, что ответ – НЕТ. Причиной ненужности центральных банков является бесполезность монетарной политики как механизма управления бизнес-циклом. Ресурсы, которые тратятся на “анализ” монетарной политики, оправдание причин существования, секретности, а также экономической эффективности центральных банков, могут быть использованы в иных, продуктивных сферах экономики.

Скромное мнение не является агрессивным по свой природе и имеет очень большую толерантность ко всему, что не приносит прямого вреда обществу или окружающей среде. Например, Скромное мнение считает, что хорошим правительством является такое правительство, которое занято сплетнями о себе самом и у которого, как следствие, не хватает времени заниматься чем-либо еще. Также Скромное мнение считает, что хорошим Генеральным директором является такой директор, который любит играть в гольф, который понимает, что все деньги украсть невозможно, и который в жизни очень сильно интересуется внуками. В целом же, существование “управленческих” функций в англо-американском наречии проходит под понятием “cost of business” (т.е. издержки бизнеса – например, бюро потерянного багажа у авиакомпании), а в практической науке проходит под названием Принцип Пети (в иерархии любой человек поднимается до уровня своей некомпетентности).

Руководство центральных банков, безусловно, любит играть в гольф, но по остальным двум критериями оно получает жирный “незачет”. Эта оценка не вызвана текущими дебатами в Конгрессе США относительно аудита или не аудита ФРС, хотя всем становится уже жутко интересно, какие такие скелеты они прячут в своем шкафу. Или продлевать или нет Бену контракт. И даже теория заговора здесь ни при чем, как бы не хотелось кому-либо представить (центральных) банкиров в роли источника вселенского зла. (Реплика в сторону: хотя Скромному мнению не понятно, почему и во благо каких целей в демократическом государстве может существовать институт, обладающий абсолютной независимостью от мнения и, самое главное, потребностей электората.) А поскольку центральные банки своей самопровозглашенной монетарной политикой причиняют прямой вред экономике, демонстрируют полное невежество и нагло игнорируют принципы функционирования бумажных денежных систем, то их так называемую монетарную политику необходимо вывести за рамки закона. Пусть занимаются статистикой и лицензированием – это по крайней мере не так вредно для общества.

Но вернемся к потребностям электората. В разных странах центральные банки навязывают электорату вполне определенный круг своих целей. Например, в США этими целями являются полная занятость населения и стабильность цен:

… conducting the nation's monetary policy by influencing money and credit conditions in the economy in pursuit of full employment and stable prices

В еврозоне ситуация еще проще – стабильность цен и никаких компромиссов:

The primary objective of the ESCB shall be to maintain price stability

Банк Англии стремится к стабильности монетарной и финансовой, что бы это ни означало:

The Bank of England exists to ensure monetary stability and to contribute to financial stability.

Ну, и так далее…

Вопрос о том, соответствуют ли эти указанные цели потребностям электората, остается открытым, и в этом смысле в США ситуация является намного более демократичной, потому что ФРС, по крайней мере, делает кивок в сторону трудовой занятости электората. Однако, несмотря на все заявленные благие намерения, в текущий момент истории даже отсутствует необходимость в графиках и ссылках, демонстрирующих насколько безнадежно бесполезны центральные банки в преследовании своих помпезных целей своей любимой монетарной политики.

Тем не менее, разберем их цели по слогам и начнем с полной занятости.

Влияние центрального банка на занятость в экономике ограничено исключительно штатом центрального банка (прямым образом) и его потребностями, обслуживаемыми сторонними организациями (косвенным образом). К великому огорчению центрального банка больше на занятость в экономике он никаким образом влиять не может, а может только надеяться. И все было бы еще терпимо, потому что надежда, как известно, умирает всегда последней, т.е. вместе с последним работающим, но к сожалению все еще работающего электората центральные банки занятость электората превратили из цели в инструмент, назвали этот экономический бред “кривой Филлипса”, возвели в ранг новой религии и начали на него молиться. Вкратце же бред заключается в том, что согласно псевдо-научным изыскам Милтона Фридмана если уровень безработицы опускается ниже уровня безработицы, соответствующего полной занятости (Скромное мнение здесь не шутит), то начинается инфляция. Апогеем этого идиотизма является то, что “уровень безработицы при полной занятости” является автокорреляционной функцией, т.е. зависит от своей истории – если фактическая безработица растет, то и “уровень безработицы при полной занятости” тоже будет повышаться. Сумасшедшее количество государственных денег было потрачено на бесконечное количество диссертаций, “защищенных” на подобные темы. Ужас! Ну пусть бы себе теоретизировали, не причиняя вреда обществу, и все было бы хорошо. Ведь, в конце концов, Скромное мнение не понимает тонкостей балета, но и объявлять ему войну тоже не собирается.

В противоположность надеждам центрального банка правительство может, а в демократическом государстве обязано заботиться о благосостоянии своих граждан в пределах мандата, выданного ему этими самыми гражданами. Последний раз, когда Скромное мнение сверялось с толковым словарем, благосостояние определялось “степенью удовлетворения определенных потребностей человека” и в этом смысле противопоставлялось бедности. Таким образом, если человек имеет потребность работать, но не имеет для этого возможность, то он является безработным и в добавок к этому бедным. Для того, чтобы этот тезис понять, нет необходимости знать какую-либо запрещенную финансовую теорию, заканчивать элитные экономические университеты, писать сложные диссертации или работать в центральном банке. Наличие мандата на обеспечение занятости и отказ ее обеспечить, является полным поражением правительства в выполнении делегированных ему обязанностей. А ведь правительство в состоянии самым прямым образом влиять на трудовую занятость, например, гарантируя всем желающим работу, оплачиваемую по установленной ставке минимальной зарплаты.

Обратимся к статистике. Например, история дефицита федерального бюджета США выглядит следующим образом:

image Скромное мнение будет на этот раз не очень скромным и в качестве оценки роста дефицита, вызванного текущим кризисом, возьмет круглую цифру в 1 трлн долларов (12 нулей). Посмотрим теперь на рост количества безработных и скромно возьмем по максимуму – с последнего локального минимума 8.5 млн человек хотят, но не могут работать:

image Но пусть, для круглого числа, новых безработных будет 10 млн (7 нулей), поскольку, как Скромное мнение уже не раз обсуждало, некоторые из безработных очень удобно не учитываются официальной статистикой.

Итого получаем, что на каждого нового безработного приходится 100 тысяч долларов (5 нулей) выросшего дефицита бюджета. Это, конечно, немного выше минимальной зарплаты, но большинство новых безработных о такой зарплате раньше даже мечтать не могли, а получив такую зарплату высылали бы правительству поздравительные открытки на все государственные праздники. О том, как в таких условиях вели бы себя розничные продажи, задолженность по потребительским или ипотечным кредитам, даже спрашивать неловко. И при этом безработные не сидели бы дома, а благородно выполняли бы какую-нибудь полезную для общества работу и оставались бы уважаемыми членами этого общества. Если у кого-то данный тезис вызывает (анти-)социалистическую истерику, то Скромное мнение рекомендовало бы депутатам Парламентов, членам Правительств, а также сотрудникам Центробанков скромно поинтересоваться у безработных граждан соответствующих стран о том, что бы предпочли последние, имея выбор.

И вот пример того, что может сделать правительство, если захочет – кризис в Аргентине в начале 2000-х годов. Русский сайт википедии очень лаконично описывает те события:

Аргентинский экономический кризис — кризис, кульминацией которого стали беспорядки декабря 2001 года, в ходе которых страну захлестнула волна мародерств. Одной из причин кризиса называют монетаристские реформы Кавалло, в ходе которых была приватизирована госсобственность и введена привязка национальной валюты к доллару США

Как известно, краткость – сестра таланта, но дело не в этом, хотя отсылка на монетаристские реформы является любопытной. Английская википедия ушла намного дальше, и Скромнее мнение смеет надеяться, что факты излагает правильно. За одним исключением – о программе “Plan Jefes y Jefas de Hogar” (Программа для безработных мужчин и женщин) там не сказано ни слова. К счастью, во времена интернета все знают, у кого надо спрашивать…

Программа “Plan Jefes y Jefas de Hogar” была принята в январе 2002 года, и суть ее заключалась в том, что государство всем нуждающимся главам домохозяйств гарантировало оплачиваемую работу. Существуют разные мнения относительно эффективности данной программы, начиная от таких:

image и заканчивая такими:

… the Argentinean government implemented a limited job guarantee program called Plan Jefes y Jefas de Hogar Desocupados (Program for the Unemployed Male and Female Heads of Households, or simply Jefes). Participation in the program grew quickly, to 2 million workers at its peak or about 5% of the population, and about 13% of the labor force. … female heads of households initially accounted for some 60% of program participants

В переводе: на пике в программе участвовало до 2-х млн человек или 13% трудоспособного населения, из которого женщины составляли около 60% участников.

Независимо от насаждаемого мнения уровень безработицы в Аргентине достиг пика в мае 2002 года, а затем так же быстро начал падать. Экономика уже по итогам 2002 года показала положительный рост, который в дальнейшем и вплоть до текущего мирового кризиса устойчиво и стабильно превосходил все, что Аргентина испытывала за все время “монетаристских реформ”. Скромное мнение не хотело бы загромождать статистическими графиками местное электронное пространство (интересующиеся смогут сами найти), но тут в разделе “Effects on wealth distribution” можно найти динамику изменений в уровне экстремальной бедности, а также количество населения, живущего ниже черты бедности – после пика в октябре 2002 года все категорически и уверенно падало.

Эта программа действует до сих пор, в ней участвует около 1.6 человек при затратах бюджета бюджета около 1% от ВВП (в США расходы на социальную помощь также составляют около 1% от ВВП). Скромное мнение скромно напомнит, что в США дефицит бюджета в прошлом году составил в десять раз большую сумму.

Итак, современным центральным банкам, а также правительствам по предмету “Полная занятость в экономике, или удовлетворение экономических потребностей электората” ставим “НЕЗАЧЁТ!”. А пока правительства с центробанками занимаются ерундой, власть постепенно переходит в руки народа – в Великобритании профсоюзы уже начали требовать от правительства гарантий работы. И даже в тех же США в 1935 году в рамках борьбы с Великой депрессией правительство учредило Works Progress Administration – государственное агентство, которое в 1938 году обеспечивало работой около 3.3 млн. человек. О том, что изменилось с тех, Скромное мнение имеет предположения, но пока оставит их при себе.

Перейдем к стабильности цен. Скромное мнение даже не знает с чего начать и попробует изложить основные тезисы, потому что в деталях к стабильности цен, скорее всего, придется вернуться в будущем.

Под стабильностью цен обычно подразумевается инфляция, т.е. постоянный рост уровня цен в экономике. И здесь опять придется вспомнить Милтона Фридмана, заявившего:

Inflation is always and everywhere a monetary phenomenon

Или

Инфляция всегда и везде есть монетарный феномен

И вновь ехидство Скромного мнения получает истинное удовлетворение – ведь “всегда и везде” является главным отличительным признаком великого ученого социальных наук. В том же русле один из ярких последователей Фридмана, некто Бенджамин Шалом Бернанке, также когда-то утверждал, что цены на недвижимость не могут падать по всей стране одновременно. Что из этого получилось, мы все к сожалению знаем. Между прочим, за работу, постулировавшую вышеуказанный феномен, Милтон Фридман получил Нобелевскую премию по экономике. Но вернемся к самому монетарному феномену…

В своих научных изысках монетаристы постулируют следующую зависимость:

M * V = Q * P,

где M – количество денег, V – скорость их обращения, Q – реальный объем производства товаров в экономике, а P – уровень цен.

На первый взгляд данное уравнение выглядит вполне логично и подойдет в качества начальной гипотезы, хотя уже здесь видно, что рост количества денег не обязательно должен привести в росту уровня цен (но здесь на помощь приходит строгая математическая логика в виде “при прочих равных”). Монетаристы же такими тонкостями не озадачивались и все силы бросили на определение волшебного количества денег, которое бы превратило это уравнение из свинца в золото. Каждая новая псевдо-научная диссертация на данную тему заканчивалась нахождением более нового агрегата, который все точнее мог объяснить динамику изменения уровня цен, т.е. инфляции. Скромное мнение не имеет диссертации по экономике, но единственная мысль, которую вызывает у него следующая картинка, определяется термином “белый шум” (Скромное мнение в школе учило радиофизику и этот термин ему очень близок):

image В целях протокола – на графике показано изменение одного из простейших агрегатов (М2) в самой финансово-развитой стране мира.

Если кого-то считает, агрегат М2 устарел минимум на два поколения (других агрегатов ФРС с некоторых пор не публикует), то не далее как на прошлой неделе другая финансово-развитая страна Великобритания всех удивила сначала неожиданным ростом инфляции, а затем таким же неожиданным падением денежного агрегата М4:

image

Скромное мнение знает, что есть корреляция, но никакой корреляции на графике вверху визуально усмотреть не может.

Кстати, падение М4 произошло как раз в тот период, когда Банк Англии усиленно занимался выкупом на рынке всяких облигаций с целью увеличения предложения денег с целью борьбы с дефляцией. Дефляцию, получается, забороли, но вот с предложением денег вышел казус.

И когда уже всем и совсем стало очевидно, что с денежными агрегатами фокус так просто не пройдет, то сам экс-маэстро Гринспан приблизительно в 1993 году дал указание искать в другом месте – где-то в районе инфляционных ожиданий (к сожалению ссылку на первоисточник Скромному мнению найти не удалось). А там как раз в 1995 году Роберт Лукас подоспел со своей теорией рациональных ожиданий (в том году он получил Нобелевскую премию за свою теорию – последнюю на счету чикагцев). И хотя Скромное мнение имеет некоторое и ежедневное (только по рабочим дням) отношение к миру финансов, на вопрос относительно его инфляционных ожиданий оно ответ дать затрудняется. Более того, когда оно в последний раз интересовалось у окружающих относительно их мнения по поводу, например, следующего ниже заявления, то вразумительного ответа оно также не получило (можно найти тут, страница 16 и далее):

image

Сокращение BEI в конце цитаты, т.е. в выводе, расшифровывается как BreakEven Inflation. Скромное мнение затрудняется с переводом, потому что без диссертации здесь не разобраться.

Однако, если рационально исходить из теории рациональных ожиданий и предположить, что количество инфляционистов в настоящее время примерно равно количеству дефляционистов (что кажется вполне рациональным предположением), то вполне рационально ожидать инфляцию в районе нуля, т.е. стабильный уровень цен. И к чему тогда все эти споры?!

Скромное мнение не боится повториться, а также признаться, что не понимает не только современный балет, но и современную математику. Однако если подобная гимнастика ума кому-то нравится, то мы живем в свободном мире, но только до тех пор, пока подобные интересы не начинают ущемлять права окружающих. Чего не скажешь об экономико-математическо-гимнастической труппе из Чикаго, которые монопольно захватили процессорную мощность и оперативную память практического всего мыслящего на планете.

Побочным, но не менее важным вкладом Роберта Лукаса в экономическую науку было требование строить макроэкономические модели на основе агрегированных микроэкономических моделей. Скромное мнение практически уверено, что следующая картинка из любого учебника по микроэкономике не получала Нобелевскую премию по экономике …

image… хотя как утверждает википедия:

Закон спроса и предложения — объективный экономический закон, устанавливающий зависимость объёмов спроса и предложения товаров на рынке от их цен. При прочих равных условиях, чем цена на товар ниже, тем больше на него платёжеспособный спрос (готовность покупать) и тем меньше предложение (готовность продавать). Обычно цена устанавливается в точке равновесия между предложением и спросом. Закон окончательно сформулировал в 1890 году Альфред Маршалл.

Объективный закон или нет, но поскольку Нобелевская премия по экономике начала присуждаться только в 1969 году, и посмертно эту награду не вручают, то Альфреду Маршаллу просто жутко не повезло.

Получается, что если спрос превышает предложение, то цена на товар растет, а если спрос отсутствует, то цена падает. Таким образом, следуя совету Роберта Лукаса, если агрегированный спрос в экономике превышает агрегированное номинальное предложение, то уровень цен будет расти и количество денег тут не при чем. Заслуживает ли данное утверждение уже двух Нобелевских премий по экономике?

Перпендикулярный вопрос: может ли центральный банк контролировать агрегированный спрос или предложение?

Они опять надеются, что могут. Например, через резервные требования, чем на прошлой неделе навели панику во всем мире – Народный банк Китая повысил резервные требования с 15.5% до 16%.

Истерика вокруг обязательных и сверхобязательных резервов в современном мире достигает невиданных высот, и уже за одно это все центральные банкиры должны быть уволены за профессиональную непригодность без права занимать любые должности в государственном аппарате пожизненно. Их безнадежно искаженная золотым стандартом логика работает приблизительно в следующем направлении:

когда коммерческий банк привлекает депозит, то перед тем как он сможет выдать из этих средств кредит, он должен сделать обязательный резерв в центральном банке на установленный процент от суммы депозита. Именно здесь возникает мультипликатор денег, который трансформирует денежный агрегат М1 в более широкий агрегат Мх, который затем магическим образом через количественную теорию денег преобразуется в инфляцию.

Проблема лишь в том, что видимо ни один центральный банкир или гимнаст ума из Чикаго никогда не интересовался как на самом деле работают банки в системе бумажных денег. А также что делать странам, в которых резервные требования равны нулю (например, Канада или Австралия)?

Внимание! Скромное мнение желает открыть страшную тайну – современные банки работают следующим образом:

  1. Иван Иваныч приходит в отделение банка и просит потребительский кредит на 100 рублей
  2. Сотрудник банка смотрит на Иван Иваныча и кредит одобряет
  3. Подписанный Иван Иванычем кредитный договор становится активом на балансе банка, а появившиеся на счете на имя Ивана Иваныча кредитные 100 рублей становятся депозитом или пассивом на балансе банка.

Никакой магии - простая бухгалтерская проводка. Кредиты создают депозиты, а не наоборот, как об этом нагло лгут студентам с академических подиумов (или страниц СМИ, которые как попугаи, этот бред бездумно тиражируют). И если по итогам дня у банка не хватит денег, чтобы сделать требуемые по закону отчисления в обязательные резервы, то эти деньги он занимает на рынке у других коммерческих банков или, в крайнем случае, в центральном банке. Именно этим центральные банки целый и каждый день занимаются в рамках настоящей монетарной политики (если государство выбрало процентные ставки в качестве инструмента проводимой денежной политики). Никто никогда ни в одном банке никуда не звонит, чтобы узнать, есть ли в банке на тот момент необходимая и свободная сумма на депозитах, чтобы выдать клиенту кредит. Все, что для нового кредита требуется – это достаточность капитала для этого нового кредита, а также спрос на него. Резервные требования и (не)выплата процентов по ним всего лишь влияют на требования к правительству выпускать государственные облигации для целей проводимой процентной политики, и на способность генерировать сами кредиты они совершенно не влияют. Соответственно денежные мультипликаторы, агрегаты, количественная теория денег, инфляционные ожидания и тому подобный около-математический бред есть плод больной фантазии умственных жонглеров из Чикаго.

В отличии от монетарных жонглеров у фискальной политики есть все необходимые инструменты прямого воздействия на агрегированный спрос, на агрегированное предложение, а также на уровень безработицы. В условиях бумажной денежной системы с плавающим обменным курсов любое суверенное правительство в рамках фискальной политики имеет в своем распоряжении все необходимые инструменты для того, чтобы объявить инфляцию, дефляцию, а также безработицу “вне экономического закона”.

А центральных банкиров можно занять в более продуктивной и менее вредной отрасли экономики в рамках учрежденной программы гарантированной занятости.

Новости хорошие и плохие


17 января 2010 г.

Лейтмотивом последних четырех-пяти месяцев был следующий припев: “Хорошие новости есть хорошие новости, а плохие новости есть хорошие новости” (“Good news is good news and bad news is good news”). Речитатив не очень стройный, но хотя бы рифма четкая. Но вот стоило одному из главных затейников-конспираторов выйти и скромно заметить, что, возможно, не все так хорошо и прекрасно в стране чудес, как об этом рассказывают “говорящие головы в ящике”, как все сразу начало разваливаться:

image Однако, если последние четыре-пять месяцев чему-то и научили, так это не верить никому и ничему. Почти без исключений каждый раз, когда наблюдалось серьезное (относительно активности в последние четыре-пять месяцев) движение вниз, на следующий день вышеупомянутый лейтмотив вновь заполнял головы всех участников, имеющих доступ к кнопкам “Купить” и “Продать”:

image Чем это закончится на этот раз, мы увидим в понедельник, но Скромное мнение практически уверено в продолжении славных традиций. В подтверждение этого другой затейник-конспиратор в пятницу повысил прогноз роста ВВП в четвертом квартале с 4% до 5.8%. Конкретно, они имеют сказать следующее:

We now estimate that real GDP rose at a 5.8% annual rate (up from 4% previously), though anything between 4½% and 7% is possible given the volatility of the inventory data. However, it would be premature to break out the champagne on this news. More than two-thirds of our estimated increase comes from a sudden stabilization in inventories. Growth in real final sales remained under 2% at an annual rate last quarter.

Смысл откровения сводится к тому, что любой результат в диапазоне от 4.5% до 7% является возможным, но шампанское открывать рано, потому что более двух третьих роста придутся на внезапную стабилизацию складских запасов, а рост конечных продаж не превысит 2% в годовом исчислении.

Со стороны затейника-конспиратора Goldman Sachs это – очередной финт ушами (а прошлый финт, как все помнят, в итоге оказался намного ближе к реальности, чем все думали), потому что рынок в целом ожидает рост на 4% и точка:

image

Впрочем, у рынка на раздумывания еще есть две недели до обнародования официальных данных, ведь затейник Goldman Sachs всех застал врасплох, поделившись своими откровениями в пятницу, когда дело близилось уже к вечеру.

А теперь ехидство, от которого Скромное мнение не может удержаться.

Во-первых, интересно узнать, на каких таких волатильных функциях экселя построена макроэкономическая модель в фирме Goldman Sachs, что ее результат колеблется между 4.5 и 7. Должно быть это ФАЗАЛУНЫ(СЕГОДНЯ()) или БЫТЬИЛИНЕБЫТЬ()…

Во-вторых, средним арифметическим между 4.5 и 7 является 5.75, а не 5.8 (хотя Скромное мнение согласно, что говорить о подобной точности в данном прогнозе становится, пожалуй, слишком нескромно).

Во-третьих, с какой планеты они свалились, указывая на внезапность стабилизации складских запасов? “Говорящие головы в ящике” использовали этот тезис в качестве достойной темы еще квартала этак с два назад. Просто не верится, что аналитики Goldman Sachs настолько не интересуются миром, что даже телевизор не смотрят, новости не читают. НЕЗАЧЕТ! Вот, например, шеф ФРС в Сан-Франциско еще в сентябре говорила это:

I expect the biggest source of expansion in the second half of this year to come from a diminished pace of inventory liquidation by manufacturers, wholesalers, and retailers. Such a pattern is typical of business cycles. Inventory investment often is the catalyst for economic recoveries. True, the boost is usually fairly short-lived, but it can be quite important in getting things going.

Что в переводе с вражеского в целом означает, что:

Самым главным источником роста ВВП во втором полугодии будет падение скорости ликвидации складских запасов, что является типичным для бизнес цикла. Инвестиции в запасы часто являются катализатором восстановления экономики. Да, толчок обычно является краткосрочным, но важным для того чтобы, запустить мотор экономики …

За что купили, за то и продаем, но во втором полугодии после четвертого квартала больше ничего нет. Деваться некуда.

И ведь как в воду глядела. В ноябре оптовые складские запасы (первая желтая рамка) выстрелили на 1.5% против ожидавшегося падения 0.3%, а октябрьская цифра была увеличена до 0.6% против предыдущей оценки роста на 0.3%. Складские запасы по всей экономике (вторая желтая рамка) уже второй месяц уверенно растут на 0.4% в месяц – также существенно быстрее ожиданий:

image Вот и все! Миссия завершена успешно – переходим на следующий экономический уровень.

Скромное мнение скромно мечтает о том времени, когда интернет в полной мере войдет в официальную статистику. Пока же вместо путешествий по линкам приходится вручную исследовать истину.

Итак, нажимаем на “Складские запасы” и попадаем в следующую таблицу:

imageРост оптовых запасов соответствует 1.5% указанным выше, но вот остальные компоненты выглядят ооочень вяло, особенно если не учитывать автомобильный комплекс.

Дальше нажимаем на “Оптовые складские запасы” и попадаем уже на такую таблицу:

image И в третьей колонке справа видим, что весь рост оптовых складских запасов, в принципе, приходится на две позиции – сельскохозяйственные и нефте- продукты (также единственные две позиции, показывающие рост по сравнению с прошлым годом – самая левая колонка). Скромному мнению лень искать линк на точную композицию сельскохозяйственных продуктов в классификации Департамента коммерции США, но индекс Rogers International Commodity Agriculture Index Total Return в месяце ноябре показал рост на 7.7%:

imageСкромное мнение полностью понимает и одобряет решение оптовых продавцов увеличить свои запасы сельскохозяйственных продуктов в преддверии наступавших праздников, но объем складских запасов, который преобразуется в рост ВВП зависит не от цен, а от физических объемов. Ситуация выглядит не очень оптимистично, но ведь еще целый декабрь впереди и дальше отступать уже некуда!

И мы серьезно на что-то надеемся?!


11 января 2010 г.

Скромное мнение сегодня попробует быть кратким - все-таки праздники являются тяжелым испытанием. Хотя с другой стороны, экономическая реальность становится уже неинтересной – уровень безработицы в США как был, так и остался равным 10%:

image Но на этот раз уже все, у кого есть доступ к клавиатуре, а также желание или обязанность писать на около-экономические темы, усвоили современный идиотизм данной статистической лжи. Поэтому Скромному мнению нет необходимости повторяться по поводу того, что теперь уже обсуждается во многих местах, и обсуждалось уже здесь не один раз. Интересно, что только еще в середине декабря Скромное мнение предположило, что “не пройдет и пары месяцев, как красный случай пересечет зеленый”, как не прошло и пары недель, а это уже произошло:

imageЗеленая линия на графике показывает количество человек, получающих пособие по безработице. По прошествии 26 недель и при продолжающемся отсутствии работы каждый зеленый случай становится красным и начинает получать сверхурочную помощь по безработице.

Если на красную линию не смотреть, то ситуация на рынке труда в США однозначно улучшается. Вот и уровень безработицы уже больше не растет. Но Скромное мнение не может удержаться от копирования следующей таблицы:

image Красная рамочка в табличке означает, что согласно “данным” Департамента труда США, количество трудоспособного населения, выпавшего за месяц декабрь из трудожелающей категории в трудонежелающую, составило 843 тысячи человек. А согласно методологическим поправкам, введенным еще Джоном Кеннеди, трудонежелающие граждане трудоспособного возраста не учитываются в официальной статистике уровня безработицы. Именно поэтому при все еще падающем количестве работающего населения (зеленая линия) уровень безработицы уже перестал меняться (желтая линия). А ведь количество работающего населения падает уже полтора года со скоростью, непризнающей компромиссов – как во время гражданской войны или эпидемии:

image

Но еще более интересным является небольшая преамбула, предваряющая последний отчет о рынке труда:

Revisions in the Household Survey Data
Effective with the release of data for January 2010, revisions will be introduced into the population controls for the household survey. These changes reflect the routine annual updating of intercensal population estimates by the U.S. Census Bureau.

Ее смысл сводится к тому, что раз в год Департамент труда проводит ревизию методологии и переоценку исторических данных. По предварительным спекуляциям это, обычно стандартное упражнение на этот раз может обернуться падением количества работающего населения на 800 тысяч человек (что обусловлено, в первую очередь, статистической магией под названием Birth/Death Adjustment). И это уже не мелочь, а приблизительно 0.5 процентных пункта в уровню безработицы. Результаты ревизии будут обнародованы в начале февраля вместе с январским отчетом о рынке труда. Скромное мнение уже ждет, затаив дыхание.

И чтобы закончить сегодня на положительной ноте, посмотрим на продолжительность рабочей недели относительно работоспособного, а не работающего населения, как это любит делать официальная статистика. Хуже чем в декабре ситуация была только в сентябре, но в историческом плане разница выглядит как ошибка округления:

image

И на что тут надеяться, особенно с учетом всех учено-политиков, борющихся за фискальную “безопасность” правительства США? Скромное мнение от всего сердца желает им полного провала с тем, чтобы вышеупомянутые ученые и политики смогли привнести свой посильный вклад в уровень безработицы. Получая пособие по безработице, эти “страдальцы” за свою страну будут ей причинять несравненно меньший вред.

Новый год


6 января 2010 г.

Скромное мнение сознательно избегает социально-поздравительную тематику по причине ее бесполезности в мире жидкокристаллических пикселей. Тяжело предположить, что электронные изыски поздравительного красноречия и художеств получают какую-нибудь вещественную форму в мире реальном, на которую можно будет случайно наткнуться годы спустя и погрузиться в воспоминания. А учитывая легкость размножения изысков красноречия и художеств, т.е. энергетических и эмоциональных затрат ораторов и художников, время, которое ораторы и художники тратят на Ctrl-C + Ctrl-V, вполне достойно чтобы быть потраченным с большой пользой для энергетического баланса этого мира.

Данное вступление было длинным способом сказать, что этот пост не содержит веселых картинок или рифмующихся предложений, а является попыткой в рамках Игр рынка взглянуть назад и посмотреть вперед. И хотя, опять же, Скромное мнение не планировало делиться подобными размышлениями с безразмерными дисковыми массивами компании Google Inc. (реклама отсутствует), практическая необходимость сохранения размышлений превозабладала. В конце концов, засорение дисковых пространств подобными изысками уже давно стало важным, если не основным способом ведения хронологии.

Итак, история нового дела была открыта в начале мая прошлого года. Спустя восемь месяцев можно с относительной уверенностью утверждать, что первый тест на вшивость был успешно пройден. И хотя местами дорога была очень сложная, первый ее этап завершен. Интересным является то, что две руки и четыре глаза, ответственные за Скромное мнение, исторически достаточно скептически относились к технологиям Web второй версии. И хотя четыре глаза были жадными поглотителями результатов данной технологии, участие двух рук казалось мало-вообразимым. Однако толчок извне привел руки в движение и, экономя время и силы на изобретении колеса, новые технологии были освоены руками с новой стороны. Но речь не об этом…

Перечитывая историю Игр рынка, Скромному мнению кажется, что стиль, сформировавшийся приблизительно к середине рассматриваемого периода, является адекватным отношением к существующему положению дел в мире. К тематике популярно-экономических литературных изысков у Скромного мнения больших претензий нет в том смысле, что ничего с дисковых пространств удалить не хочется. Частота освещения также была адекватной в свете требуемых ресурсов, объемов слогослагательства и таланта. К сожалению, приходится констатировать, что в процессе отражения событий сквозь преломленные зеркала “говорящих голов в ящике” Скромному мнению не хватало обратной связи с глазами и руками, находящимися у экрана на другом конце сетевого кабеля. В остальном же Скромное мнение осталось проделанной работой вполне довольно и готово поставить ушедшему году “зачет”.

Перейдем теперь к новому году. Во-первых, макроэкономическая ситуация в мире все еще требует юмористически-критического отношения к себе, и поэтому Скромное мнение намерено и дальше уделять внимание формирующимся макро-статистическим мифам. В то же время, события, произошедшие после марта 2009 года привели к тому, что вопросы реформы мировой финансовой системы категорически отошли на второй план. Скромное мнение считает такое развитие ситуации неприемлемым и намерено подойти к данной проблеме достаточно основательно. Для этого у него есть три побудительные причины. Во-первых, искусственное самодовольство, вызванное произошедшими невероятно-положительными движениями на рынках, приведет в лучшем случае к эволюционным реформам, в то время как ситуация, очевидно, требует более кардинального подхода. Во-вторых, Скромное мнение скромно надеется, что его реформаторские изыски вызовут обратную связь со стороны рук, находящихся у экрана на другом конце сетевого кабеля. И в-третьих, Скромное мнение опять же скромно надеется посеять в глазах, находящихся у экрана на другом конце сетевого кабеля, некоторые сомнения относительно макроэкономических мифов, которые в виде экономических догм бесстыдно скармливались и продолжают скармливаться населению планеты пока еще сильными мира сего. Данные планы не представляются излишне амбициозными, особенно учитывая, что формат общения с дисковыми пространствами предоставляет полную свободу в выборе тем.

На этом Скромное мнение предлагает считать новый год открытым. В путь!